ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Наши в космосе

Вета Маркина © 2009

Лапа вакуума

    Рита потрогала ремни, коричневые, из гладкой кожи, крепко привязавшие к пилотскому креслу. Игорь улыбается, плотно сжав губы.

    — Может отбелишь зубы? — ехидничает Рита, — Твоя улыбка уже легенды вызывает. Типа герой, лицо отягощено думами, как спасти человечество. А на самом деле у героя желтые зубы, — смеется.

   Игорь хмуриться.

    — Все программисты такие? — спрашивает Игорь, засовывает руки в крепления, щелчок, — а ты сейчас на куколку бабочки похожа, серебристая и не подвижная, — печально добавляет. — Знать бы, что вылупиться.

    Воцаряется молчание, зеленные цифры бегут назад в такт гулу. Шесть нулей, свет гаснет, только кнопки на панели управления источают мягкий зеленый свет. Сильный толчок, низкий гул закладывает уши.

   Рита прислушивается к себе, чувства прежние, а корабль новый — «Сибирь».

   Тяжесть наваливается и отпускает. Мысли разбегаются, и витают в мечтах и воспоминаниях.

   Снова толчок, зажигается свет, экраны показывает космос с мириадами точек, кнопки подсвечиваются ярким светом. Игорь освободил руки, приподнялся, кресло тут же подстроилось. Рита погладила короткие черные волосы, щелчок пальцами, клавиатура выдвинулась. Рита поерзала в кресле, пальцы забегали по клавиатуре.

    — Выхожу на связь, — отрешенно сказала Рита, взгляд уставлен в экран с цифрами.

   Малый экран сменил изображение. На пилотов внимательно взирал голубыми глазами пожилой человек, висок пересекает шрам, уходящий в седые кудри. Бледные губы зашевелились, из динамиков сквозь треск донесся бас.

    — ЦУП приветствует вас.

   Пилоты улыбаются, глаза полны задора.

    — Какие у нас конкуренты? — спросил Игорь.

    — США, Курьер «Амстронг», пилоты, Меркурианская парочка. Китай, военный «Пекин», Сон и Ли Манн, то же супруги. Индия, торговый «Ганг», пилоты Сара Смит, и Даулат Галиб.

    — Японцы? — спросил Игорь

    — Сняли кандидатуру. Ребята давайте. Мы верим и надеемся. Вы только подумайте... Космические дороги, какие перспективы, нашей стране будут открыты все магистрали Космической федерации...

    — Трасса?

    — Марс, пояс астероидов, Ганимед. Все зависит от вас. Удачи, — директор ЦУП смотрит с теплом.

    — До связи, — буркает Игорь, нажимает три клавиши, на экране возникает черная бездна, усыпанная тысячью блесток.

    — Что тобой?

   Игорь покусывает губу, взгляд вцепился в клавиатуру.

    — Если бы земляне осваивали космос вместе, то Федерация допустила бы нас за пределы Системы еще пятьдесят лет назад.

    — И что? — сказала Рита, не отрываясь от работы.

    — Мне летать осталось шесть лет.

    — Успеешь. Лучше посмотри на Землю, она хороша как никогда.

   Земля показывает на экране. Звезды блекнут, исчезают. Сквозь облака угадывается материки: синие нити рек, зеленые пятна лесов, серые кляксы городов, желтые проталины степей и пустынь.

   Пилоты снова принялись за работу. Сосредоточенны, пальцы с бешенной скоростью бегают по клавиатуре, тысячи цифр на дисплеях сменяются геометрическими фигурами, расчет прыжка сложен. Мысли у обоих одинаковые: «Только бы не допустить ошибки, минимальная оплошность, и надежды всей России рухнут».

   Серебристо-небесный шар удаляется. Игорь жмет кнопку на ручке, кресло тут же становится горизонтальным. Ложиться руки за головой, насвистывает мелодию «Земля в иллюминаторе». От щелчка экран выводит изображение с передних камер.

    — Ты так и будешь валяться до следующего расчета? — спросила Рита.

    — Ага

   Рита жмет кнопку на пульте, со скрипом выезжает ящик, берет две белых пластиковые тарелки, обтянутые фольгой. Игорь приподнялся, выхватил тарелку, от хлопка по дну она моментально потеплела. Пластиковая вилка вспорола фольгу, по кабине растекся запах картофеля.

    — Как банально, — вдыхает Игорь, смотря на содержимое, — Пюре, половинка помидора, котлета. — И разогревалка плохо работает.

    — Эта тебе не дом, — говорит Рита, уплетая пюре. Игорь последовал примеру.

   Мусорный контейнер принял две тарелки, и заворчал, утилизируя.

    — Напомнило завтрак в лагере, — Игорь лежит на спине, пальцы левой руки трогают ребристый пол.

    — Дежурю я, — сообщила Рита. Откидывается в кресле, удобном, как директорское.

   Игорь прикрыл веки и провалился в сон.

   

   На синем экране цифры, скачут и исчезают. На большом, тьма и миллионы скользящих точек.

   Рита не отрывает взгляд от экрана. В ее зрачках отражение пляшущих цифр. Карие глаза устремлены в пустоту, на лбу испарина, губы шевелятся.

   Игорь задрожал, по спине катятся холодные капли, тело немеет. С усилием подымает руку, ладонь соскальзывает с плеча Риты. Металлизированная ткань не позволяет ухватиться.

    «Надо, что бы она очнулась, — думает он, — я не справляюсь... Что это с нами? Такие же жалобы приходили с кораблей, исчезавших в космосе, — лицо Игоря исказилось от ужасной догадки. — Космическая болезнь, лапа вакуума, бич всех разумных рас. Сколько человек сожрал Великий Космос... а мы не сообщили. Нужно бороться. Давай, не ради себя, а ради России».

   Он напрягся, вытянутая рука дрожит, но все же хватает Риту за плече. Трясет, пальцы скользят, хрупкое тельце вздрагивает. Рита дергает головой, щеки розовеют, взгляд осмысленнее.

    — Игорь, что с нами, — шепчет.

    — Лапа вакуума, — тихо выдавливает Игорь. Стремительно бледнеет, голубые глаза теряют небесный цвет, падает на кресло и замирает.

   Рита сжимает руками голову, муть перед глазами расходится.

   «Эти бегущие звезды действуют гипнотически. Зачем я на них глядела. Нельзя смотреть на большой экран, иначе снова засну, последним сном. Надо проверить координаты и отключить экран».

   Сознание работает на половину, чувство страха притупилось, Рита взглянула на Игоря, с остекленевшими глазами, бледной кожей, оттененной лентой голубоватых вен. Руки Риты полусогнуты, пальцы вцепились в кресло, а спина камнем покоится на бежевой коже кресел. Слышится тихая музыка, словно танцует тысяча маленьких колокольчиков. Перед внутреннем взором скользят звезды, в голове бьются оглушенные мысли.

    «Русские не сдаются... Надо долететь, ради России надо, как хотеться еще взглянуть... Эти звезды, затягивают и зовут... Не смотреть».

   Рита пыталась пошевелиться, но тело не слушается. Мысленно дотягивалась до панелей и отключала экран. Сон побеждал.

   Цветущий луг, улицы, красные крыши, горные вершины, с льдистыми белыми шапками, сверкающие в лучах невидимого солнца. Люди в цветастой одежде на площади со статуей, шум и гам. Мэр, говорящий, что она надежда всей России, и он годится что Рита родилась здесь, на Алтае. Мать, обнимает, ласковый шепот ободряет. И гул толпы: «Рита», взгляды полные надежд.

   Компьютер высветил надпись: «Ожидается столкновение с телом. Размеры 5 см». Псевдоинтеллект ждал, команд не поступало. Начал обрабатывать информацию с камер, перебрал возможные команды, заложенные в кремниевое сознание. Пилоты находятся в неподвижном положении более десяти минут, следуя инструкциям, он отправил сигнал в ЦУП.

   Крошечный осколок ударяется в обшивку, корабль встряхивает, в кабине вспыхивают аварийные лапы. Рита слабо дернула головой, под веки проникал желтый свет

   « Авария... а я сплю, и не могу ничего сделать... Скоро пояс астероидов и без расчетов корабль не пройдет»

   Мысль жгучей болью взорвалась в мозгу, сон отнесло взрывной волной. Рита открыла глаза, под веками пустыня. Попыталась пошевелиться, тело не слушалось. Она чувствовала голову, руки, плечи, холодную кожу кресла у шеи. Нижней части тела как будто не существовало, теплые потоки воздуха, бродившие по полу, уже не грели ступни. Снизу наползал холод, отвоевывая сантиметры тела.

   «Что же делать?.. Голосовое управление... только бы он услышал»

   Бледные губы шевелятся.

    — Голосовое управление, — шепот прорывается сквозь гул компьютера.

   Бег знаков остановился. Засветилась надпись: «Голосовое управление».

   «Получилось, ура», — Рита улыбается.

    — Сменить изображение, категория Земля. Горы. По выбору.

   Экран на секунду гаснет, космос сменяет прекрасная горная гряда. Густое синее небо вспарывает снежный пик, словно хочет проколоть до самого космоса, облака клубятся внизу, прикрывая зеленые ленты.

   Она подняла и опустила руку, пальцы с трудом зашевелись. Сон уходил, в затуманенном сознании пронеслась мысль, оставив тонкий след надежды. Интуиция шепчет: «Попробуй»

    — Категория музыка, классика рока. Категория запахи, горный воздух.

   Свежеет. Тонкие ароматы альпийских трав щекочут нос. Зловещий холод отполз, теплые потоки воздуха снова ласкают ступни. Сон проиграл.

    Рита встает, дрожит, но делает два неуверенных шага к креслу Игоря, плюхается рядом. Игорь лежит, как опрокинутая статуя, не подвижен, но лицо уже розовеет. Рита занесла руку, звон пощечин не слышны, красные следы проступают на щеках. Рита приложила пальцы к шее, сквозь теплую кожу бьется пульс. Игорь открыл глаза, рука касается пылающей щеки, недоуменно оглядывает кабину.

    — Где мы? — голос хрипит.

    — На корабле «Сибирь», сейчас будем делать расчет для пояса астероидов.

    — Что со мной было?

    — Приступ космической болезни, — говорит Рита с улыбкой, и гордо добавляет, — мы впервые справились с ней.

    — И что? — спросил Игорь, устраиваясь в кресле

    — А то что, дурачок, теперь перед нашей страной открыты все звездные трассы. Лапа вакуума бич всех разумных рас. И мы нашли способ ее победить.

   Игорь замер, заулыбался, показывая желтые зубы.

    — Как ты это сделала?

   Рита потупила глаза.

    — Просто не надо терять связь с Землей, родиной. И даже на корабле оставлять частички нашего мира.

   Игорь захлопал глазами, рука почесала затылок.

    — Ну ты и загнула, короче я понял. Надо на Землю сообщить.

   Рита кивает, говорит.

    — Вызываю ЦУП. Канал секретный.

   На экране возник улыбающийся директор. Из колонок донеслось.

    — Ребята, я рад что с вами все в порядке.

   

Вета Маркина © 2009


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.