ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Наши в космосе

Ирка Матросян © 2009

По обмену

   - Hello!

   Впервые оказавшись в невесомости, молодой космонавт буквально вылетел из буферной зоны, соединяющей корабль со станцией. Как будто он снова попал в Диснейлэнд и ему десять лет.

   Сделав несколько неуклюжих разворотов, парень врезался в верхнюю переборку. Удар вышел не болезненный, но обидный. Тем более ему стало стыдно, когда он заметил стоящего в проходе мужчину средних лет. Должно быть это Олег, человек, который должен встретить его по прибытии.

   Преодолев первый восторг, молодой человек с трудом добрался до пола и попытался придать своей осанке подобающий вид.

   — Здраустуйте! — с трудом выговорил приветствие по-русски Джон.

   В лётной школе в него не один год пытались вдолбить этот проклятый язык, но результат оказался нулевой. Ну не мог его мозг понять, зачем нужно учить язык этой отсталой страны!

   — Вы можете говорить на родном языке, — на чистом английском обратился к нему стоявший в проходе мужчина. — У нас все им владеют, так что можете не бояться, что вас не поймут. Если что, спрашивайте. Меня зовут Олег.

   И он жестом пригласил гостя следовать за ним. Глядя на то, с какой грациозностью передвигается русский космонавт по коридору в невесомости, молодого человека охватила неловкость. Двумя лёгкими толчками ног, Олег придал своему телу направление движения и лишь корректировал свой полёт руками, отталкиваясь от стен и потолка.

   Джон последовал за ним неуклюжей коровой, два раза сделав сальто, он умудрился врезать себе по лбу чемоданчиком с вещами и зацепиться за какую-то проводку.

   «Господи! Неужели они её не изолируют?!» — глядя на хитросплетение проводов, тянущихся по всему периметру коридора, Джон в первый, но далеко не в последний, раз начал опасаться за свою жизнь.

   Джонни Смита прислали на орбитальную станцию «Щит» для передачи накопленного опыта от создателей станции — русских, возможным приемникам — американцам. Планировалось, что это будет китайский космонавт, Чай Чонг, но денег на полёт хватило у американской стороны.

   Двадцать лет назад над Землёй нависла серьёзная угроза: через орбиту движения Солнечной системы проходил неизвестно откуда взявшийся астероидный пояс, где самые маленькие камни достигали размера пассажирского самолёта. В срочном порядке всеми странами мира создавались комиссии по ликвидации угрозы из космоса.

   Кто-то предлагал сбивать метеориты ракетами; кто-то ловить их сачками; третьи, религиозные секты, твердили, что так нам и надо. Российская сторона предложила наиболее экономичный выход — отклонять движение небесных тел, подставляя под удар энергетическую сеть. К тому времени ни для кого не было секретом, как черпать энергию из вакуума космоса.

   Идею одобрили. Профинансировали строительство станции. Потом профинансировали ещё раз, из-за какого-то сбоя в системе, половина из предыдущих средств пропала. Потом пришлось финансировать ещё раз, так как первый образец взорвался при старте. Проблему решили, перенеся строительство в соседнюю страну.

   И вот, спустя три года, после рождения идеи «Щита», орбитальная станция гордо парила над Землёй, сканируя пространство на наличие незваных пришельцев из космоса.

   Первый удар станция приняла на себя 12 апреля 2078 года, превратив национальный праздник в общемировой. Благодаря правильно рассчитанному углу падения, метеорит, как шарик для пинг-понга, отскочил от станции и продолжил своё движение в сторону Солнца.

   Монополия русских продолжалась больше семнадцати лет, пока общественное мнение не заявило, что пора бы и другим странам принять участие в защите Земли от космической угрозы. Если учесть, что протекция была не бесплатной, и самому кораблю уже шёл восемнадцатый год, возмущение стран было оправданно.

   Джон Смит был первой уступкой, на которую пошла русская сторона.

   И вот он здесь, в святая святых, на корабле «Щит», парил вверх ногами, молясь о том, чтобы хоть кто-нибудь помог ему прочно встать на ноги.

   — Запоминайте Джон, это ваша каюта, — поймав американского коллегу за рукав скафандра, выполнял роль экскурсовода Олег.

   Закуток, размером меньше чем чулан в доме Джона, вызвало на его лице искреннее недоумение.

   — Понимаете, нам пришлось потесниться, и капитан уступил вам свою каюту, так то у нас только спальные места в общей комнате, — словно извиняясь за дискомфорт, продолжал Олег.

   С трудом вырвав из цепких рук Джона чемоданчик, Олег зафиксировал его на койке ремнями и продолжил экскурсию по кораблю.

   — Туалет у нас общий, и он находится здесь, — герметичная кабинка два на полтора, уже вызвала в душе американца клаустрофобию. — Кают компания дальше, там же и общая комната, телевизор и тренировочные снаряды.

   Таща Джонни за рукав, Олег сам того не подозревая, делал американцу огромную услугу. Меньше всего он хотел зайти в каюту с сотрудниками корабля кверху задом, а так получалось, что он добрался туда на своих двоих.

   — Это Пётр, — Олег указал на спящего человека слева. — Алексей, — мужчина, что тренировался на снаряде, махнул рукой, — Елена, — симпатичная девушка лет тридцати копалась возле холодильника и рассеянно кивнула в знак приветствия, — ну и капитан корабля Георгий, сейчас на дежурстве.

   Каждый раз, когда Олег называл имена своих коллег, Джонни энергично кивал и автоматически произносил «Hello». Он очень надеялся, что на его лице играет приветливая улыбка, а не гримаса ужаса, сковавшего всё его тело, как только он переступил порог каюты.

   Во-первых, запах! Несмотря на стоящую здесь кабинку душа, похоже ею никто давно не пользовался. Проплывающий мимо Джона носок с дыркой на месте большого пальца (тот давно принял очертания чьей-то ноги) был элегантно пойман рукой Олега.

   — Петя, — уже по-русски, обратился он к спящему человеку. — Ну не удобно перед коллегой, заходит, а тут твои носки летают.

   — Извини, Олеж, видно отцепился, — вытягивая руку, чтобы принять кинутый в его сторону носок, отозвался мужчина.

   Джонни был в шоке.

   Вторым неприятным сюрпризом, был подвешенный над выходом телевизор, включенный на полную громкость. Странным было то, что никто его вроде бы и не смотрел.

   «Как же они услышат сигнал тревоги?!» — не в силах удержаться, он задал этот вопрос Олегу.

   — Какой сигнал тревоги? — искренне удивился тот.

   Полное непонимание на лице Олега, заставило Джонни застучать зубами от страха.

   — Сигнал, который включается, когда на Землю летит метеорит!!! — невольно повышая голос из-за орущего над головой телевизора, вспыхнул молодой человек.

   — А-а-а, ты об этом, — ничуть не обескураженный выпадом американца, улыбнулся Олег. — Сейчас этим занимается капитан, если хочешь, можем к нему подняться.

   И, не дожидаясь, когда американец согласится на экскурсию, он потащил его на второй этаж корабля.

   Всё, что осталось в памяти смущённого Джонни были провода и потёки рядом с ними. С детства он не обращался с молитвами к Всевышнему. Иногда он боялся, что уже забыл, как это делается, но события последних десяти минут убедили его в обратном. Джонни мог молиться, и с каждой секундой он делал это всё яростнее.

   Рубка управления орбитальной станцией на первый взгляд не отличалась от общей комнаты. Отличия были лишь в том, что вместо телевизора, здесь громко играла музыка, а на месте дальней стены было панорамное окно.

   Впервые Джонни увидел звёздное небо из космоса. Звёзды казались застывшим морем, до того их было много.

   В рубке было темно. Единственными огоньками в ней были три лампочки на панели управления: красная, белая и зелёненькая.

   Кто-то выплыл к ним из темноты, протягивая в сторону Джонни руку. Оторвав зачарованный взгляд от красоты звёзд, молодой человек столкнулся нос к носу с бородатой физиономией, оскалившей желтоватые зубы в приветливой ухмылке.

   Джонни закричал...

   Потом ему было невыносимо стыдно, смотреть в глаза капитану станции, но в тот момент Джонни Смит действительно решил, что отдаст Богу душу, если это бородатое существо дотронется до него.

   Когда американец перестал верещать, Олег познакомил его с Георгием.

   — Гоша! Блин, красная горит! — едва представив гостя капитану, прикрикнул Олег.

   — Вот ведь зараза такая, — метнувшись обратно в кресло, пробурчал Георгий. — Стоит отвлечься, так они сразу выползают. Держитесь.

   Поменяв музыку на более динамичную, капитан корабля схватился за штурвал и отправил корабль в крутое пике, если такой термин можно применить к пространству, где не существует ни верха, ни низа.

   Олег придавил Джонни рукой к стене, чтобы тот не барахтался по рубке управления. Напряжённо вглядываясь в звёздную даль, он как будто искал что-то глазами. Перед окном мелькнул краешек голубой планеты и снова скрылся в его углу. Красная лампочка теперь не просто мигала, а пылала.

   — Вот он! — тыкая рукой куда-то в сторону окна, выкрикнул Олег.

   — Вижу, — всё тем же хмурым голосом отозвался Георгий.

   — What... What? What!!! — (Что он там бормочет... Чёрт возьми, какого чёрта он там делает? Господи Иисусе, да здесь ручное управление!!!)

   На фоне звездного океана, вырисовывалась тёмная громада летящего в сторону Земли метеорита. Частично освещённый солнцем, он иногда подмигивал космонавтам металлическим сиянием. Размеры метеорита неуклонно росли, так что уже через минуту он занимал всё пространство окна.

   Олег с Георгием о чём-то переговаривались на родном языке, но не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, о чём они толкуют. Олег предлагал ударить в метеорит с одной стороны, Георгий же хотел лишь слегка подставиться под него с другой. Спор разгорался, а металлический блеск метеорита уже походил на сияние второго солнца.

   Наконец. Олег махнул рукой и, схватив Джонни за шиворот, вытащил его из рубки.

   Какое-то время они перемещались по станции молча. Олег был слишком хмурым, а Джонни слишком напуган, чтобы думать о чём-нибудь другом, кроме как о громаде метеорита.

   Оставив американского гостя у себя в каюте, Олег прошёл в общую комнату станции.

   Сидя в одиночестве на своей койке шириной в метр, Джонни думал о многом. О маме, с папой, сидящих сейчас на своём ранчо и не подозревающих о надвигающемся на Землю метеорите. О своей девушке Кэтрин, официантке из кафе, с которой они обручились ещё в том году. И, наконец, о том как же эти чокнутые русские умудрялись справляться с метеоритной угрозой всё это время?! На ручном управлении?! По сигналу какой-то лампочки?! Подолгу споря о том, с какой стороны его лучше долбануть?! Shit!!!

   Страшно захотелось курить. Открыв чемоданчик, Джонни вскрыл герметичную упаковку и разжевал никотиновую жвачку.

   От тяжёлых раздумий его оторвал сладкий запах свежесваренных спагетти с томатной пастой. Он уже было решил, что у него помутнение рассудка, но в этот момент к Джонни подошёл Олег и пригласил на обед.

   Оказавшись в общей каюте, молодой человек с удивлением увидел на столе дымящуюся кастрюлю, придавленную рукой Петра, а так же «стоящих» возле него членов экипажа с пакетами. Ловким движением, Пётр открывал кастрюлю, зачерпывал хорошую порцию спагетти, перемешанных с томатной пастой, и отправлял их в пакеты своих коллег, затем вновь закрывал крышку и тщательно взбалтывал кастрюлю.

   Олег передал Джонни полный пакет спагетти, и предложил попробовать.

   — Но как?! — всем своим видом изображая непонимание, вылупил глаза на Олега Джон.

   — Да очень просто, — выдавливая себе в рот порцию из своего пакета, улыбнулся мужчина. — у нас в туалете какое никакое давление, там и варим.

   Видимо решив, что этим всё сказано, он отвлёкся на кипевший в этот момент за столом разговор. Джонни же решил, что спагетти приготовили в самом унитазе и есть наотрез отказался, пока Олег не убедил его в обратном.

   — В общем, объяснять долго и нудно, физику в школе учил? — немного раздосадованный тем, что его прервали, отозвался Олег.

   — Нет. Родители решили, что этот предмет мне в жизни не пригодится, потому в школе мне его не преподавали, — покачав головой, отозвался Джонни.

   Олег же лишний раз вознёс благодарную молитву тем политикам, что ещё в 2010 году наплевав на весь остальной мир, сохранили российское образование таким, какое оно было в 90-х годах двадцатого века.

   — Джон, тогда поверь мне, спагетти мы в унитазе не готовили. У меня на следующей неделе вахта на кухне, я возьму тебя с собой, будем жарить картошку.

   Поставив последней фразой точку в их разговоре, Олег вновь втянулся в оживлённый разговор, и больше не обращал внимания на то, как Джонни постукивал его пальчиком по плечу.

   Через какое-то время в общую каюту вернулся Георгий и присоединился к общему разговору. Обведя всех взглядом, Джонни не нашёл среди беседующих Елену. Видимо сейчас была её очередь дежурить в рубке.

   Через какое-то время, почувствовав перед гостем неловкость, мужчины перешли на английский язык и попытались втянуть в разговор Джонни, но по общему тону он понял, что тему сменили специально для него. Извинившись, он встал из-за стола и уединился у себя в каюте.

   Включать компьютер и вести начатый ещё на Земле дневник у него не было ни сил, ни желания. Да и как можно описать словами то, что с ним произошло?

   Засыпал Джонни под нестройный хор мужских голосов, затянувших грустную песню в общей комнате.

   Утром его разбудил настойчивый стук по стальной трубе. С трудом разлепляя глаза, молодой человек встретился взглядом с сияющей физиономией Олега.

   — Джон, вставай! Сегодня мы с тобой идём на дежурство!

   Джонни прошиб холодный пот, но он ни чем не выдал внутреннего страха, приготовившись к худшему. Наспех почистив зубы и ополоснув лицо гигиенической салфеткой, молодой американец уныло поплыл за Олегом в рубку управления.

   — Тут ведь что самое главное, — усаживая Джонни в кресло, начал объяснять Олег. — Следить за показаниями приборов.

   — Этих трёх лампочек?

   — Да, именно. Если горит зелёная, значит радар запеленговал объект больше футбольного мяча. Вероятность, что он сгорит в верхних слоях атмосферы 100%, но он может долететь до воздушных транспортных трасс, а это нам ни к чему. Тогда ты берёшь микрофон и сообщаешь, что в таком-то секторе обнаружен объект. Дальше они уже сами его отследят.

   — И часто такое бывает?

   — Нет, но случается. По поводу белой можешь не заморачиваться, нам сказали, что она никогда не горит, потому тратить время на объяснения не стали. И, наконец, действие красной ты видел вчера. Крупный объект, прямая угроза жизни на Земле. Вопросы есть?

   — Олег, здесь действительно ручное управление? — больше всего на свете сейчас Джонни надеялся на то, что космонавт ответит отрицательно...

   — А как же? — казалось, он искренне недоумевал. — Автоматика здесь не годится. Это как в теннисе или вашем бейсболе, бить по мячу должен человек, так как никакой компьютер не рассчитает так быстро угол падения и отражения движущегося объекта.

   — Человек, получается, может?

   — Джон, вы сильно недооцениваете человеческий мозг, — похлопав астронавта по плечу, улыбнулся Олег.

   Несколько минут они сидели молча, став единым целым с бесконечным звёздным небом за окном. Молодой американец в кресле, Олег рядом с ним, держа руку на его плече.

   Замигала и тут же потухла белая лампочка. Джонни было встрепенулся, но Олег удержал его на месте.

   — Не беспокойся, такое бывает. Провода, наверное, где-то коротят...

   Просить о том, чтобы его немедленно вернули на Землю, у Джонни не хватило храбрости. По сути, он провёл на станции меньше двадцати четырёх часов, а постигать работу станции «Щит» ему уже было не в чем. Плановый период ознакомления заканчивался через два месяца, хотя многие учёные протестовали против такого маленького срока.

   Прошёл месяц, и Джонни теперь с уверенностью мог сказать, что он лучший повар на всей станции «Щит», что ему немного льстило. Экипажу нравилось, как он готовит, потому дежурства в рубке пришлось отменить, да он и не настаивал. Через какое-то время, молодой американец освоил общественный туалет, а уже на второй месяц перебрался в общую комнату, уступив законное место в каюте капитану корабля. Но, как оказалось, Георгий там хранил свои вещи, сам же он предпочитал делить кров с персоналом.

   Но сколько бы не длились каникулы Джонни, они подошли к концу. Его провожали всей станцией, звали в гости, снаряжали в дорогу едой и настоящим армянским коньяком! Со слезами на глазах, Джон Смит покинул орбитальную станцию «Щит», со смешанными чувствами печали и радости.

   

   — Что значит вы не смогли взломать их систему защиты?! — кричал на Смита его непосредственный начальник, когда тот вернулся на Землю. — Чем вы там вообще занимались всё это время?!

   — Готовил, убирался, искал перебитые провода, иногда мы выходили в открытый космос чистить панорамное окно, — загибая пальцы, начал перечислять Джонни.

   — Какое ещё панорамное окно? — падая в кресло, в ярости прошипел начальник.

   — Через которое они ищут падающие на Землю метеориты... — привыкший к данному факту, он забыл, как эта новость впервые повлияла на него.

   — Ищут? — одними губами прошептал тот.

   Начальник боялся за свой рассудок, то ли его лучшему шпиону промыли мозги, то ли ему, генералу Вайтхорсу пора было на пенсию

   — Подождите, давайте я вам всё объясню, там на панели управления есть три лампочки...

   — ОХРАНА!!!

   До конца своих дней, лейтенант в отставке Джонатан Смит не мог понять, за что его уволили из космических войск США, но, учитывая хорошую пенсию и большое количество свободного времени, он не стал расстраиваться. Вернувшись к себе на ранчо, он женился на Кэтрин, завёл кучу детей и иногда переписывался со своими русскими друзьями со станции «Щит».

   

   — Слава Богу, он умотал, — стирая с лица довольные улыбки, выдохнул экипаж станции «Щит». — Вся эта комедия мне порядком надоела.

   — Ладно он больше не совался в рубку управления, — ухмыльнулся, Георгий, когда все вернулись в общую комнату и начали доставать из-за потолочных перекрытий накладные панели, чтобы прикрыть проводку корабля.

   — Но должен признаться, ты отлично разыграл тогда атаку на метеорит, — хохотнул Олег. — Ни за что не забуду выражение его лица в тот момент.

   — Ни за что не прошу себе, что не видел его, — чуть погрустнел капитан корабля. — Ладно, открывай жилые помещения, я два месяца толком не мылся.

   — А представляешь каково было нашему чистюле в чулане? — хихикнул Пётр.

   — Ребят, перестаньте, — не в силах скрыть улыбку, попыталась урезонить коллег Елена. — Представляете, что с ним будет, когда он вернётся на Землю?

   — Нет, но я представляю, сколько они ещё не будут к нам соваться...

   Через час экипаж станции «Щит» вернулся к нормальному дежурству. С панели приборов сняли макет с лампочками, обнажая сенсорный экран управления, все провода были спрятаны под обшивку, а космонавты с наслаждением приняли обычный душ в собственных каютах.

   

Ирка Матросян © 2009


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.