ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Наши в космосе

Дмитрий Жаворонкин © 2009

Линкор на рейде

   Артем припал к иллюминатору, пытаясь рассмотреть хоть что-то сквозь белесый туман гиперпространства. Естественно это была глупая и бесполезная затея. В гиперпрыжке никакие чувства человека толком не работали. Все только в пределах корабля, который являлся кусочком исходной реальности.
    — Вторая уборочная бригада, срочно на четвертую палубу, блок восемь-семнадцать, — заработал внутренний интерком.
   Артем отлип от иллюминатора. Не его бригада, но стоило думать, что вскоре вызовут и их. Артем направил вверенную ему машину-уборщика к следующему блоку. Эх, не об этом он мечтал, когда записывался в космофлот. Конечно, Артем думал сразу в десант попасть, что б в пекло сражения, на штурм планетарных укреплений, чтоб слава и почет. А оно вон как получилось. Как потом выяснил паренек, первые полтора года почти все проводили в службе санитарного контроля. Полгода Артем уже вытерпел, осталось всего ничего — годик потерпеть.
    — Тёмка, ты куда? — сзади в проеме люка коридора появился Витька, напарник Артема. — Чего уже закончил тут?
    — А что тут такого? — пожал плечами уборщик. — Сам пошевеливайся.
    — А чего торопиться? У нас-то смена скоро кончается, пусть следующая бригада мучается, — отмахнулся Витька.
    — Расхлябанность на комофлоте не допустима, — резко оборвал напарника Артем.
    — Ну, понеслось, — вздохнул Витька. — Начитался уставов и правил. Ты хоть в этот раз на полчаса нотации не затягивай, а то засну прям тут.
    — Не быть тебе десантником.
    — Не больно-то и хотелось. Мне бы и при палубной артиллерии было бы не плохо, — Витька не сдавался. — Каждый хорош на своем месте.
    — Тебе с таким отношением и артиллеристом не стать. Даже со службы контроля спишут.
    — Ну-ну, — усмехнулся Витька. — На нашем доблестном корабле, я вполне могу стать и капитаном.
   Артем хотел уже возмутиться, но понял, что с напарником спорить бесполезно. На каждый довод у того найдется десяток отговорок и контрвыпадов. Хотя зря он так насчет корабля. Восьмипалубный линкор «Максим Фадеев» был красой и гордостью Роакской боевой группировки второго ударного флота империи. Способный в одиночку подавить практически любую орбитальную оборону, корабль был прикомандирован к трем десантным кораблям класса «Глубокий космос», двум штурмовым крейсерам и естественно парочке здоровенных авианосцев, несущих истребителей разного типа.
   Линкор, как и все остальные корабли, были направлены в район назревающего конфликта с Даманским союзом. Прыжок через гиперпространство должен был вывести их точно в означенный квадрат через сутки. Возможно, боевых действий не предстояло, но весь экипаж был готов к бою.
    — Послушай, Тема, ты просто не напрягайся сильно, можно ведь и сломаться, — Витька не знал, что еще сказать в защиту своей жизненной позиции. — Уже давно отмечено, что все наши усилия в принципе бесполезн...
   Закончить ему не дал резкий толчок. Корабль ощутимо вздрогнул и как-то накренился набок, что было невозможно в условиях невесомости.
    — Что за хворанский кормчий, — выругался Витька, которого слегка приложило о поручень головой.
    — Посмотри, — кивнул на иллюминатор Артем, чья челюсть болталась на груди от изумления.
   Там наблюдалась черная синева открытого космоса.
    — Что за... — Витька потер глаза. — Рано нам из гиперпространства.
    — Угу, — кивнул, поддерживая напарника, Артем. — Похоже что-то не так.
   
   ...Сквар-капитан Березов Егор Петрович, сорок лет, из которых половину жизни отдал космофлоту, неистовал на капитанском мостике.
    — Где мы? Почему линкор вышел из гиперпрыжка? Срочно навигаторскую.
    — Навигаторская на связи, — молодой, но уже опытный связист-адъютант Кирилл Васильев перевел сигнал с общего пульта на Березова.
    — Быстро доклад, — рявкнул сквар-капитан в аппаратуру.
    — Еще точно ничего не ясно...
    — Говори, что ясно, Перестукин, ты меня знаешь, счас сам к тебе спущусь, поздно будет выяснять.
    — Капитан, известно, только что гросс-навигатор полетел.
    — Как полетел? Его заменили перед вылетом. Или нет?
    — Техкоманда на космодроме расписалась за замену. Так что новехонький полетел. Бракованный, наверное, был. А может, делали все спустя рукава.
    — Скорее второе, — зло усмехнулся Березов. — Вернемся, головы поотрываю. Разгильдяи! Где мы?
    — Устанавливаем пока что. Но есть поганенькое предположение, что... — в навигаторской замялись.
    — Перестукин! — надавил сквар-капитан.
    — Возможно, нас выбросило в другой вселенной, — выдохнул Перестукин.
    — Твою звездную кочерыжку, — Березов так и сел в сквар-кресло.
   
   ...Напарники сдали смену. На вопрос о неожиданном выходе в стандарт-космос ответов никто не знал.
    — Забудь, — посоветовал Витька. — Ерунда какая-нибудь. Может дюзы проверить остановились или еще что.
    — А то их в порту мало проверили, — отбрил подобное предположение Артем. — Нет, что-то случилось. Что-то, что не должно было случиться.
    — А ты мастер по устранению подобного. Да? — Витька направился на камбуз. — Пойдем, поедим. Мало ли, правда, что. Еще и рациона лишат на время стоянки.
    — И зачем в камбуз? А в каюте поесть нельзя что ли?
    — Эх ты, никакого стратегического мышления, тебе и правда, только в пушечное мясо идти, — усмехнулся Витька. — Ты подумай немного. В камбуз мы естественно не пойдем, но при камбузе есть что? Правильно, столовая. А в столовой всегда есть люди, более того там часто обедают офицеры, а уж они должны хоть что-то знать о том, что происходит.
   Артем промолчал. Понял, что был дураком. Напарники, Витька весело насвистывая, Артем молча изучая пол хмурым взглядом, прошли до лифта. Камбуз находился на второй палубе, так что им предстояло спуститься вниз.
   
   ...Сквар-капитан Березов хмуро смотрел на дисплеи. Навигаторская обновляла данные каждые десять секунд. И с каждым разом все тревожнее и тревожнее становилось на сердце. Ни одной знакомой звезды или системы в радиусе сорока парсеков. Ни одной точки пространства, за которую можно было бы зацепиться. Всё чужое и неизвестное.
    — Капитан, — голос адъютанта привлек внимание Березова содержанием некоего детского испуга. — Только что пришло из северной башни дальнего пеленга. К нам приближаются корабли.
    — Сколько? Какие? Чьи? — сорвался с места капитан.
    — Больше двух десятков, — читал донесение на своем виртуальном дисплее Васильев. — Опознавательных знаков нет, дистанция около светового часа маршевым ходом, на позывные пока не отвечают. Тип — малый десантный бот, класс — неопознан, принадлежность с вероятностью шестьдесят пять процентов — Земная империя.
    — Что за бред? — выдохнул Березов. — Почему тогда они не отвечают на позывные? Что за черт творится?
    — Капитан, новое сообщение от центра управления, — Васильев склонился над дисплеем. — ИИ компьютера игнорирует приказы, отключил внешнее управление кораблем и прогревает маршевые двигатели.
    — Ну, приплыли, — горько усмехнулся Березов. — И что все это должно значить?
   
   ...Едва напарники вышли из лифта на второй палубе, как резко взвыла аварийная сирена. Издав два пронзительных гудка, она умолкла.
    — Что это было? — Витька ошарашено крутил головой.
    — Ты меня спрашиваешь? — Артем был в том же состоянии. — Откуда мне знать.
   Корабль дернулся, под ногами задрожал пол, а где-то вдали что-то глухо заревело.
    — Заработали маршевые двигатели, — Артем поискал взглядом иллюминатор, словно не веря себе.
    — Совсем спятили что ли, — возмутился Витька.
    — Внимание, ребята! С вами го... — пролаял громкоговоритель и осекся.
    — Слушай, мне что-то не по себе, — пробормотал побледневший Витька.
    — Давай, скорее в столовую, — подтолкнул напарника Артем. — Нечего нам тут торчать.
   Широкие двери-купе были приветливо распахнуты. В помещении столовой набилось уже много людей. Почти все столы были заняты. Кто-то действительно ел, но в основном велись жаркие споры и просто беседы.
    — Вон там, смотри, Кузнецов, может он что-то знает, — кивнул на знакомую физиономию Витька.
    — О, привет, — рыжий, как солнце, Егорка Кузнецов, начальник четвертой бригады службы санитарного контроля улыбнулся и махнул рукой, приглашая к столу. — Ну что расскажете?
    — Мы? — удивился Витька. — Это... Мы сами хотели узнать, что творится.
    — Ха, хотели, — Кузнецов часто улыбался, по поводу и без. — Да никто не знает ничего наверняка.
    — Ну, хоть что-то? — взмолился Витька, Артем состроил плаксивую гримасу.
    — В навигаторской навернулась какая-то хреновина. Что-то совсем сложное, что не починишь за пять минут, тем более в глубоком космосе. Говорят так же, что корабль сбрендил и нам теперь не подчиняется, — с лица Егора сошло веселое выражение, даже ему было тоскливо. — Так-то, ребятки. Но все это только слухи. Высшие чины до нас не опускаются.
   Где-то вдали взвыли сирены и тут же снова замолкли. Корабль словно боролся сам с собой. Столовая затихла на мгновение, вслушиваясь, и снова наполнилась гулом разговоров.
    — Ладно, нам пора, — поднялся Витька.
   Артем с сомнением посмотрел на него. Вроде они никуда не торопились.
    — Вот как? — Егор улыбнулся. — Ну, бывайте. Если что, помните — жизнь забавная штука и незачем грустить и рыдать.
    — Ты это о чем? — вздрогнул Артем.
    — А ты догадайся, — хохотнул Кузнецов.
    — Хватит его пугать, — вступился за напарника Витька. — Пойдем уже, говорю, иначе счас нам тут про всю сладость вечности в глубоком космосе расскажут с такими красками, что и жить расхочется.
    — Да ладно вам, — немного обиделся Егор. — Просто не принимайте всё близко к сердцу.
   
   ... — Васильев, доложите, что там с неизвестными кораблями, — Березов уже устал удивляться и возмущаться, поэтому просто сидел в своем кресле, угрюмо смотря, то на сенсорную панель, ныне ему не подчинявшуюся, то на прозрачный пол, под которым находилась главная рубка. По ней носились специалисты всевозможной направленности, пытаясь выровнять ситуацию.
    — Четверть светового часа до прямого контакта, — отрапортовал адъютант.
    — Значит, через пять минут они выйдут из зоны обстрела главных орудий, — задумчиво пробормотал сквар-капитан. — Что же делать? Есть еще хоть что-то по этим кораблям?
    — Нет, капитан. Уверенность в принадлежности к имперским силам возросла до семидесяти процентов. Но на наши сигналы они упорно не отвечают.
    — Если что, мы сможем достать их и субторпедами, — Березов потер лоб. — Свяжись с дальним пеленгом. Пусть прощупают их на предмет вооружения.
   Васильев хотел заметить, что большинство датчиков и сфер дальнего радиуса действия, как и критическая часть вооружения, кроме тех же палубных дальнобойных пушек, находятся под контролем искусственного интеллекта корабля, но не стал. Березову и так хватало головной боли.
   
   ... — И какого черта мы поперлись на пушечную палубу? — Артем нервно оглянулся. Обслуживающему персоналу здесь находиться не полагалось.
    — Странно, что никого нет, — проигнорировал вопрос напарника Витька.
   Артем сглотнул тугой комок, застрявший в горле. Палуба действительно выглядела абсолютно безжизненно. Только огоньки приборов перемигивались друг с другом.
    — Смотри, — Витька указал на визуальную панель оповещения персонала, висящую под потолком.
    — Всем покинуть палубу, службой внутреннего контроля ведутся исправительные работы, — прочел Артем. — Что это значит?
    — Кому-то понадобилось, чтобы корабль не стрелял, — пожал плечами Витька и добавил: — Наверное. Ведь если корабль свихнулся на самом деле, руководство до нас вряд ли достучится, а компьютер мог отдать какой угодно приказ. Вплоть до отстыковки челноков или ухода в гипер на маршевых двигателях.
    — Так чего мы все-таки сюда приперлись?
   Витька задумчиво оглядел ближний к нему пульт управления и сказал: — Есть у меня знакомый офицер, жили на одной улице на гражданке. Хотел у него пораспрашивать, а он как раз должен был в смене сейчас.
    — Внимание, — ожили коммуникаторы палубы. — Внимание, замечено приближение неизвестных кораблей. Возможность агрессии сорок два процента. Рекомендуемые меры воздействия — предупредительный выстрел. Рекомендуется использовать орудие номер четырнадцать. Так...
   И снова тишина.
   Артем снова посмотрел на визуальную панель, где теперь висело изображение светящихся черточек, видимо обозначавших потенциального противника.
    — Думаешь, очередной глюк центрального компьютера? — спросил Витька.
    — Возможно, но что-то мне так не кажется, — с сомнением выдохнул Артем. — Уж больно правильно говорил. Вспомни, что компьютер нес по внутренней связи полчаса назад? Бред полнейший, а теперь сухая информация.
    — Тогда... — Витька уставился на дисплей. — Сорок два процента — это довольно много.
    — Считай шансы пополам, — подтвердил математические способности напарника Артем. — Но в любом случае, что мы можем сделать?
    — Можем и многое, — улыбнулся Витька. Лицо его побелело от собственной храбрости. — Помнишь, я говорил, что собираюсь когда-нибудь стать артиллеристом? Я ведь успел закончить полугодичный курс. И даже документы подал о зачислении на линкор «Смоленск». Но сам уже знаешь, что ждать надо полтора года.
    — Это все хорошо, но сможешь ты все сделать один? — Артем даже не задумался о том, что возможно их действия могут поставить крест не только на дальнейшей карьере, но даже привести друзей под трибунал.
    — Всё просто. Раз компьютер дал рекомендации, значит, он уже скорректировал прицел орудия. Нам остается только проверить все и нажать на кнопку.
    — А вдруг...
    — У нас все получится, — твердо оборвал Витька, он уже был уверен в своей правоте. Верил, что поступает правильно. — Вон видишь ту кнопку? Когда скажу — нажми ее.
   
   ...Весь корабль вздрогнул.
    — Что опять случилось? — Березов уже не вставал с кресла.
    — Капитан, вы должны это видеть, — голос Васильева прозвучал так глухо, что сквар-капитан его едва расслышал. — Передаю вам картинку.
   Березов вгляделся в визуальную панель. То, что он увидел, заставило видавшего виды боевого офицера побледнеть. От линкора в сторону приближающихся неизвестных кораблей неслись боевые заряды.
    — Кто? Как? — связной речи никак не выходило. — Траекторию выстрела, быстро, — наконец выдавил Березов.
    — Прямое попадание через сорок секунд. Судя по отчету корабля, отстрелялась вся вторая палуба. Субпространственными снарядами, — доложил адъютант. — Но можно ли верить компьютеру? Я не знаю. Скоро узнаем.
   
   ... Витька наблюдал на визуальной панели, как творение его рук несется к своей цели. Субпространственные снаряды практически невозможно засечь никакими датчиками. Они выходят в обычный космос непосредственно перед целью, когда уже ничего изменить нельзя. Не помогали никакие щиты или броня. Во всяком случае, у кораблей типа «малый десантный бот» не было ни единого шанса.
    — Семь, шесть, пять... — Артем глядел на панель, где шел обратный отсчет до попадания снарядов. — Четыре, три, два, один...
   Где-то вдали в космосе зажегся огонь. Он бушевал всего доли секунд. Увидеть его напарники не могли, так как свету потребуется целых семнадцать минут, чтобы достигнуть линкора. Однако всевозможные датчики зафиксировали прямое попадание и исчезновение «вражеских» кораблей.
   Почему Витька решил пойти на уничтожение, а не на предупредительный выстрел, и, причем на залп из всех орудий, он и сам толком не знал. В голове четко отложилось — так надо. Рациональное зерно, присущее каждому человеку, червем грызло, ставя всё под сомнение. Но что-то заставило Витьку, просмотревшего предварительно сводки происходящего на корабле и в ближнем космосе зафиксированные за последние полчаса, поступить именно так.
    — Теперь всё, — выдохнул он. — Ждем.
   
   ... — Капитан, дальний пеленг подтвердил уничтожение «ботов», — адъютант склонился над своим пультом. — Системные программисты доложили об изоляции вируса и возврата ИИ корабля в нормальное состояние.
    — Что в навигаторской?
    — Говорят, что гросс-навигатор починить не смогут точно. Но вроде уже уверены, что вселенная все-таки наша, — голос Васильева звучал уже бодрее. — И еще, капитан...
   Что-то в интонациях адъютант заставило Березова забыть о панели и прыгающих по ней цифрах.
    — Пеленг обнаружил еще один корабль, — теперь уже Васильев был на грани истерики. — Это разведчик. Из нашей группировки. И он ответил на позывные.
   
   ...Центральный зал флагманского корабля «Первозванный» Роакской боевой группировки второго ударного флота империи был наполнен боевыми офицерами. На сцене за визуальной трибуной овер-генерал Измайлов грозил кулаком грязным происках даманским диверсантов и глаголил о несокрушимой мощи империи Рось и высоком духе людей, населяющих планеты, входящих в империю, на примере экипажа «Максима Фадеева».
   Березов, получивший звание лейб-капитана, стоял за занавесом, ожидая. Скоро его должны были позвать. На виду у всех его будут расхваливать и чествовать. Хотя, по сути, было не за что...
   Пришедший разведчик оказался действительно из их группировки. Более того, он был послан именно на поиски линкора. Сержант, старший в экипаже, лишь передал Березову запечатанный пакет с автономным информационным ботом. Через пятнадцать минут сквар-капитан звал все. Ребус оказался прост, когда были открыты все неизвестные. Даманские диверсанты уже два месяца готовили операцию на планете Шоар, где проходил техническую проверку линкор. Агенты Союза смогли проникнуть в команду техспециалистов. Именно они установили бракованный гросс-навигатор на корабль, а также внесли вирус в ИИ корабля. Расчет был простой. Гросс-навигатор должен был выйти из строя в определенный момент, все было рассчитано заранее и продумано до мелочей. Линкор, как и случилось, выбрасывался в обычный космос, где его поджидала команда захвата на замаскированных под земные десантных ботах. Свихнувшийся ИИ должен был всячески мешать команде линкора разобраться в ситуации. Всё так и случилось. Кроме последнего штриха... Группа захвата так и не добралась до линкора.
   Выявить тех, кто произвел залп со второй палубы, оказалось не трудно. ИИ хоть и был поражен вирус, продолжал исправно фиксировать всё происходящее на борту.
   Совсем зеленые юнцы. Один испуганно прятал глаза, другой бледнел с каждой секундой сильнее и сильнее, но гордо держал голову высоко. На главный вопрос «почему», младший уборщик седьмой бригады службы санитарного контроля Виктор Иванов ответил лишь, что каждый русский человек на его месте поступил бы также. Что враг, как не маскируйся внешне, останется внутри врагом, и распознать его долг любого гражданина, а уж тем более солдата. Потом он не выдержал и пробормотал, что действовал по наитию, по велению души.
   Березов потом долго обдумывал то, что произошло, и пришел к выводу, что в его ведении находилось достаточно данных, чтобы прийти к тому же решению, что принял Виктор Иванов. Видимо мозг юнца был способен на ускоренный анализ, а может и действительно, их всех спасла его интуиция.
   От наград уборщики отказались. Даже от повышения и перевода из службы санитарного контроля в боевые части. Артем в тот момент так же гордо вскинул голову и сказал, что каждый должен пройти от начала до конца, чтобы стать настоящим человеком. Высокие слова. Но главное, что они для них были по-настоящему важны. Березов это видел по горящим глазам.
   Теперь ему предстояло не ударить в грязь лицом перед собранием офицеров и попытаться вдохнуть в них то, что смогли донести до капитана два паренька.
   
   

Дмитрий Жаворонкин © 2009


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.