ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Другие

Семен РРРРРоманов © 2009

Черная топь

   Шел третий год войны. Вторую неделю мы отступали под ударами врага, иногда останавливались и огрызались яростным огнем. Но силы были не равны. Карателей против нас не меньше батальона, а бойцов в отряде осталось меньше сотни. Лето еще радовало теплыми последними деньками, но незаметно подкрался сентябрь. По утрам выпадали холодные росы, а ночью без огня в лесу зябко.
   
   Под вечер мы остановились на отдых. Разведка осмотрела окрестности, а вернувшись, сообщила тревожную новость. Рядом с рощей, где расположился отряд, начиналась большая и страшная топь. Жители деревни прозвали ее «черной». Непроходимая трясина раскинулась на много километров. Поговаривали, что там живут черти, и забирают души заблудившихся людей. Никто из бойцов в подобные байки не верил. Но среди партизан нашлось двое местных. По их рассказам, на болоте действительно происходили странные и непонятные вещи. Однажды ночью пропал глухонемой от рождения деревенский пастух Гришка. Его нашли на вторые сутки, в семидесяти километрах от села, в соседнем районе. Ничего вразумительного от мычащего парня не добились. Он был сильно напуган. И жестами постоянно пытался показать, в каком страшном месте побывал. После этого случая Гришку словно подменили, он напрочь отказывался пасти скот и боялся ходить в лес один. Кончилась история трагично. Паренек отправился с девушками и старухами за клюквой, да так и сгинул где-то около «чёрной» топи.
   
   Отряд попал в ловушку. С севера и востока дорогу перекрывало болото. С запада и юга наседали немцы. Мы понимали, если не найдем проход через трясину, останемся тут навсегда. Со слов одного из бойцов, его родственник мог провести через топь. Командир отряда, Павел Витальевич срочно послал парня в деревню. Через пару часов партизан вернулся в сопровождении старика.
   
    — Он бы сюда еще свою бабку притащил, — сказал кто-то, но шутки не получилось. Оказалась, это и есть наш проводник.
   
    — Ну, что отец, — обратился к деду командир. — Можешь показать дорогу?
   
    Старик насупился и сказал:
   
    — Есть одна небольшая тропа, но условие у меня имеется.
   
    — Это, какое же? — Спросил командир.
   
    — Возьмите меня в отряд. — Попросил дед.
   
    — А не поздновато тебе воевать? — С серьезным видом спросил Павел Витальевич и окинул взглядом сухонькую фигуру проводника.
   
    — Ты не смотри, что на вид хлипковат, я еще крепкий. В лес на охоту и по ягоды хожу. Места эти лучше меня никто не знает. Германцев я в одна тыща шестнадцатом году бил... А еще раньше супротив японца на Дальнем Востоке. И в «гражданскую» воевал. Возьмите, не пожалеете. У меня свои счеты против немчуры имеются. Сына на фронте убили. Он ротой командовал. Мог бы сейчас полковником или генералом стать, кабы не погиб. Старуха моя померла. Один я остался... — Дед умолк, и без конца мял в руках старую шапку.
   
    — Ну, коли так, берем! — Согласился командир.
   
    — Добро, — Обрадовался старик, но вдруг спохватившись, спросил:
   
    — Немцы-то далече? Мы медленно пойдем. Успеем ли?
   
    — Заслон придется оставить. — Задумчиво сказал командир.
   
    — Тут перед болотом место удобное, — дед махнул рукой в сторону рощи. — Там за деревьями между оврагом и горкой в самый раз для засады.
   
   Все мы хотели жить, но судьба шестидесяти партизан зависела от небольшого заслона. Я и еще шесть уставших и измученных бойцов, злых, готовых рвать и душить фашистов голыми руками. Я смотрел на ребят, а перед глазами стоял июнь тысяча девятьсот сорок второго года, когда нашу небольшую группу забросили далеко за линию фронта. Мы должны были уничтожить железнодорожный мост, а затем обосноваться в местных лесах. Через два дня мощный взрыв надолго остановил движение поездов. Мы наладили связь с населением и дело пошло. Год спустя отряд представлял реальную силу. Несколько удачно проведенных операций и фашисты зашевелились. Враг не мог дальше терпеть такую занозу. Против нас прислали с фронта регулярную часть с минометами и орудиями. Две недели каратели загоняли свою «добычу». Но они забыли, что даже заяц в последнее мгновение перед смертью способен справиться с могучим хищником...
   
   От всей группы нас осталось четверо. Командир, Павел Витальевич Рогов, Иван Кузьмич Камнев, Аверьянов Алексей Владимирович и я, Лебедев Олег Константинович. Когда прощались, Павел отозвал меня в сторону и сказал:
   
    — Я все понимаю, но постарайтесь уцелеть. Назло врагу. Когда перейдем болото, я подам сигнал, — зеленую ракету. Если не увидите, через шесть часов отходите в лес. Держи. — На протянутой ладони лежали карманные часы в позолоченном корпусе.
   
   Перед рассветом отряд ушел. Мы готовились к последнему бою. Рядом со мной расположился Кузьмич. До войны он жил в глухой сибирской тайге. Невысокий, коренастый, широкий в плечах, Иван без страха хаживал на медведя. Потомственный охотник, он без промаха бил белок и соболей прямо в глаз. Как стрелку ему не было равных. Личное оружие он любил и холил. Когда на привале выдавалось свободное время, он доставал масло и подолгу чистил свою «Свету». Так ласково Кузьмич прозвал снайперскую винтовку «СВТ-40». Вот и сейчас он как всегда о чем-то с ней шептался, раскладывая запасные обоймы и гранаты. Справа от Кузьмича двое пулеметчиков с «Максимом». С другой стороны оврага Алексей Аверьянов и еще два бойца. Все мы замерли в тревожном ожидании.
   
    Легкий ветерок принес прохладу и сорвал с оврага последние клочки тумана. Небо на востоке окрасилось в ярко-багровый цвет.
   
    — Кровищи-то сколько, — сказал Кузьмич. Я в ответ лишь кивнул ему головой. В тишине до нас отчетливо долетел звук приближающихся машин. Где-то там за холмом, на дороге урчали моторами тяжелые грузовики. Минут через десять немцы полезли. Они шли в полный рост, уверенные, что их тут никто не ждет. Мы подпустили врага как можно ближе, а потом ударили в упор. Первую атаку легко отбили. Спасибо командиру, он оставил нам два пулемета, много гранат, большой запас патронов. Нарвавшись на заслон, враг отступил и сменил тактику. Наши позиции накрыл минометный огонь. От обстрела погибли двое молодых ребят. Совсем мальчишки... Потом снова пошли в атаку немцы. Этот бой продолжался до бесконечности долго. Когда фашисты оказался совсем рядом, мы забросали их гранатами. Поляна перед нами посерела от тел убитых. Атака захлебнулась. Враги отошли. В момент затишья я посмотрел на подарок командира. Прошло уже больше шести часов.
   
    — Ракета! — Крикнул Алексей Аверьянов. Условный сигнал к отходу получен. К этому моменту нас осталось всего трое. И один из нас, Иван Кузьмич был ранен в ногу.
   
    — Отступаем к ручью, — скомандовал я.
   
   Мы поднялись, подхватили раненого товарища и побежали через овраг.
   
    — Бросьте меня, — ругался Кузьмич. — Оставьте мне гранату и уходите вдвоем!
   
    Мы не слушали и упрямо тащили его дальше.
   
   За спиной послышалась беспорядочная стрельба. Немцы обнаружили, что мы ушли и бросились в погоню. В этот момент мы подбежали к ручью, и побрели через овраг прямо по воде. Каждый из нас понимал, что с раненным товарищем далеко не уйти. Рано или поздно, но нас догонят.
   
    — Олег, — обратился ко мне Алексей. — Надо найти место для укрытия.
   
    Мы вышли на берег и осмотрелись. Аверьянов занялся перевязкой раны Кузьмича. А я пошел вверх по течению ручья. Там, впереди возвышалась скала. Высотой она не превышала двухэтажный дом. Мое внимание привлек темной провал. Пещера! Идеальное убежище!
   
   Из куска старой тряпки я смастерил факел и отправился на разведку.
   Пламя сильно чадило. На стене в свете мерцающего огня я заметил странный знак. Кто-то нарисовал букву «Х» в круге.
   
    «Чего только не рисуют в пещерах».
   
    Больше я ничего не обнаружил, за исключением кучи старых веток и паутины. Пройдя десяток метров, я уперся в тупик. Развернувшись, я пошел обратно к выходу.
   
   Внизу мне отчаянно махал рукой Алексей. Метрах в трехстах от него, с лесистого холма сползала цепь грязно-серых фигурок. Немцы! Я быстро спустился вниз. Мы схватили Кузьмича и поднялись в пещеру.
   
    — Хороший дот. — Улыбнулся Иван.
   
    — Да, одно прямое попадание и готова братская могила. — Мрачно пошутил Аверьянов. И без его слов мы понимали, что как только скалу накроют огнем из пушек или минометов долго мы не продержимся.
   
    — Сейчас увидим, как они сюда доберутся, — с этими словами я прицелился и стал ждать. Патронов у моего «Дегтяря» осталось всего два диска, и я не хотел их зря тратить.
   
    Иван примеривался, сможет ли стрелять.
   
    — Как нога? — спросил я у него.
   
    — Делу не помешает, — ответил он. — Главное, что «Света» в порядке.
   
    — Кузьмич, офицер! — Подсказал Аверьянов.
   
    — Вижу. Сейчас я его... — Иван с первого выстрела снял обер-лейтенанта.
   
   Автоматчики залегли. Сверху они как на ладони. Теперь моя очередь. Пулемет затрясся в руках. Рядом бил «одиночными» автомат Аверьянова. Попав под огонь, немцы попятились.
   
    — Отходят гады! — Со злостью в голосе сказал Аверьянов.
   
    — Подожди, очухаются и опять попрут. — Отозвался Кузьмич, поглаживая приклад винтовки.
   
   Впереди на холме что-то блеснуло, появился дымок. Потом до нас долетел звук выстрела. Спустя мгновение, далеко за скалой разорвался снаряд.
   
    — Перелет. — Прошептал Аверьянов.
   
   Второй снаряд разорвался метрах в тридцати перед горкой.
   
    — Вот гады, в «вилку» взяли. — Выругался Кузьмич. Он припал к оптическому прицелу и через минуту с досадой сказал:
   
    — Слишком далеко.
   
   Третий снаряд попал прямо в скалу. Просвистели осколки металла и камней.
   
    — Отходим вглубь пещеры! — Крикнул я. Мы перенесли Ивана от входа, и успели вернуться и забрать оружие. Спустя какую-то секунду новый снаряд ударил с другой стороны. Я почувствовал, как заходила почва под ногами.
   
    — Это не камень, а кисель какой-то. — Ворчал Аверьянов.
   
   Я пригляделся и замер в изумлении. При свете факела в первый раз, я не заметил ничего. А сейчас в темноте знак слабо светился бледно-голубым цветом.
   
    — А это что за хреновина? — Спросил у меня Алексей.
   
   В ответ я лишь недоуменно пожал плечами. И тут прямо в край пещеры угодил четвертый снаряд. В тот же миг звезда вспыхнула ярким бирюзовым светом.
   
    — Сгинь, нечистая! — Перекрестился Кузьмич.
   
   Мы ощутили, как скала под ногами ожила и зашевелилась. Вход в пещеру сдвинулся в сторону, а через несколько секунд исчез совсем.
   
    — Что с полом? — крикнул Аверьянов.
   
    — Господи! Спаси и сохрани! — Вторил ему Кузьмич.
   
    — Землетрясение, — подумал я.
   
   Тем временем пол успокоился. Мы оказались с другой стороны стены.
   
   Аверьянов подмигнул Ивану.
   
    — Слышь, Кузьмич, а помогла твоя молитва, ты ее на немцах не пробовал?
   
    — Ну, тебя к лешему! — Сказал Иван.
   
    — Тут скорее не леший, а какой-нибудь колдун живет, — пошутил Аверьянов.
   
    — Смотрите, — я с удивлением рассматривал стены и потолок пещеры. Мне показалось, что сам воздух испускал мягкий голубой свет.
   
    — Вот чудеса, так чудеса, — Алексей потрогал стену рукой и даже ковырнул ногтем. — Обычный камень, а как будто фонари горят...
   
   Я поднял взгляд и увидел над головой еще одну букву «Х».
   
    — Красиво нарисовали, — сказал я и сделал пару шагов в сторону. Освещение потухло. Какая-то непонятная сила схватила и потащила меня куда-то вниз. Тело прошло сквозь камень. Странное ощущение. Вроде и в одежде, а будто голым телом к холодной стене прислонился.
   
   Спустя мгновение мы очутились в высоком и странном туннеле. Воздух тут буквально горел зеленым огнем. Кузьмич опять начал креститься.
   
    — Вот беда-то, попали прямо к чертям в гости...
   
    — Да, ты что Кузьмич, черти только в аду живут, — не согласился с ним Аверьянов. — Это скорее секретный бункер. Например, для товарища Сталина.
   
    — Нет, — не согласился я. — Тут даже охраны нет. Товарищ Сталин в такой глуши бункер не построит.
   
    — Наоборот, хорошо. Сверху болото, идеальное убежище получается. — Сказал Алексей.
   
    — Или ловушка, — проворчал Кузьмич.
   
    — А может, пойдем? — Предложил Аверьянов. — Прямо вперед, а там посмотрим... — Алексей первым шагнул вглубь туннеля. Кузьмич оперся об мое плечо, и мы пошли...
   
   Чудеса продолжались. Не успели сделать и трех шагов, как воздух и стены позади нас погасли, зато впереди ярко загорелись все той же ядовитой «зеленью». Так иногда светятся в темноте летящие насекомые. Сколько мы так прошли, не знаю, конца не видать. Присели отдохнуть прямо на каменный пол. Иван и Алексей закурили. Я молча смотрел на странное свечение воздуха, и думал, что же это за фокус такой, и для каких нужд такую огромную махину под землей соорудили.
   
    — Слушай Алексей, а может это гномы построили? — Спросил я с надеждой в голосе.
   
    — Какие еще гномы, — Аверьянов серьезно посмотрел на стену. — Такого качества одной киркой и лопатой не добьешься. Но у нас в Москве станции метро гораздо красивее.
   
    — Так ты Москвич? — спросил Иван.
   
    — Нет, просто учился на горного инженера и прямо со второго курса ушел на фронт. Если бы не война, добывал где-нибудь уголек как Стаханов.
   
    — Ты лучше скажи, — обратился я к Аверьянову. — Ты человек ученый, могут такое люди сотворить?
   
    — Туннель подземный запросто, а вот светящиеся стены и воздух, — тут он ненадолго задумался. — Не знаю. Я такое в первый раз вижу.
   
    — Черти! Черти! — Услышали мы отчаянные вопли Кузьмича. Верная «Света» лежала на том же месте, а сам хозяин оружия исчез.
   
    — Нечистая сила, не иначе. — Сказал я.
   
    — Кузьмич! Ты где? — Крикнул Аверьянов.
   
    — ...ич. — Ответило нам эхо.
   
    — Действительно, как будто черти унесли. — Алексей подобрал винтовку.
   
    — Куда теперь? — Спросил я.
   
    — Пойдем искать. — Аверьянов закинул на плечо «Свету» Кузьмича и, не оглядываясь, пошел дальше по туннелю. Я вздохнул, поправил за спиной пулемет и двинулся за Алексеем. Мы молча шагали по подземелью. Я вдруг вспомнил, как один раз Кузьмич по секрету поведал, что еще до войны цыганка нагадала ему дальнюю дорогу и долгую жизнь. Вот тебе и дорога, прямо к чертям в гости...
   
    Спустя некоторое время вышли в более просторное помещение. Первым это обнаружил Алексей.
   
    — Смотри! — сказал он мне.
   
   Слева от нас, в прозрачных нишах в стене застыли немецкие солдаты в форме и с оружием в руках.
   
    — А мы гадали, чья это пещера, теперь ясно, кто тут хозяин. — Алексей вскинул автомат. — Сейчас я им...
   
    — Погоди Леш, они вроде как в плену, вон и не шевелятся даже. — Остановил я его.
   
    — Точно, — приглядевшись, согласился Аверьянов. — Здорово их вырубили. А это что такое? — Он указал автоматом в другую сторону. Там стояла непонятная машина. Она напоминала гигантскую перевернутую суповую миску.
   
    — В первый раз вижу такую штуку. — Удивился я.
   
    Аверьянов хотел подойти ближе, но неожиданно уперся во что-то.
   
    — Тут прозрачная стена, — Объяснил он. — Дальше не пройти.
   
    — Вот чертовщина, — выругался я. — Они же там где-то и Кузьмича прячут.
   
    — Скоро узнаем, — Аверьянов поднял автомат и прицелился. — А ну отойди, а то рикошетом заденет. — Предупредил он меня.
   
   Я отскочил. Алексей выпустил короткую очередь. Потом мы несколько минут с открытыми ртами рассматривали увязшие пули. Они висели перед нами небольшой медной кучкой, как застывшие в полете пчелы.
   
    — Тут какой-то невидимый щит, — предположил Алексей. — Я перед войной читал одну книгу, там был человек, а здесь целая стена.
   
    — Кто же такое придумал? — Я сдвинул пилотку на затылок и утер рукой вспотевший от напряжения лоб.
   
    — Кто не знаю, но точно не люди. — Аверьянов задумчиво прошелся вдоль прозрачной стены. — А дальше тупик. Больше идти некуда.
   
    — Мне эти фокусы уже надоели! — Сказал я и хотел добавить, где конкретно, но не успел.
   
    — Бессмысленное истребление себе подобных... Зачем? — Я не сразу понял, что голос появился прямо в голове. В первый момент я вздрогнул и оглянулся по сторонам. Никого. Аверьянов остановился и закурил очередную «самокрутку».
   
    — Половина планеты охвачена огнем зла, когда вы остановитесь? — Теперь догадался, что слышу слова «чертей» лишь я один. Второй вопрос застал меня врасплох, но немного подумав, я ответил прямо вслух:
   
    — Мы просто защищаем нашу родину от врагов. Да где вам, чертям понять это... Сидите тут в норе, спрятались как трусливые мыши.
   
    — Вы не должны уничтожать друг друга! — Невидимый голос продолжал беседу.
   
    — Лучше верните нашего товарища, — сказал я. — Что вы с ним сделали?
   
   Гулкое эхо полетело по туннелю. Алексей ничего не понимая смотрел на меня. Для него наш разговор выглядел полным бредом.
   
    — Вы должны покончить с войнами, другого пути нет.
   
    — Мы разгромим фашистов, и наступит мир. — Ответил я. В горле от волнения пересохло. Голос охрип.
   
    — Олег, все хорошо. Мы сейчас найдем Кузьмича и выберемся наверх. — Пытался успокоить меня Алексей.
   
   Голос в голове вдруг разделился надвое.
   
    — Они не годятся, — сказал первый.
   
    — Выпустить их? — Спросил второй.
   
    — Да. Верни их на поверхность...
   
   Голоса пропали.
   
   Пол под ногами вновь ожил.
   
    — Опять черти развлекаются. — Алексей посмотрел в туннель. — Как они это делают?
   
   В глазах на мгновение потемнело и тут же зрение вернулось.
   
   Я лежал на мокрой от росы траве. Чуть в стороне от меня Аверьянов, а рядом с ним... живой и невредимый Кузьмич. Как попали мы на ту лесную поляну, не помню. Встали на ноги, смотрим, а Кузьмич-то наш спокойненько так поднялся, ходит вокруг и улыбается.
   
    — Кузьмич, — спрашиваю его. — А как же нога?
   
    — Полный порядок. Даже плясать могу, — похвастался он.
   
    — Когда ты успел? — Удивился Аверьянов. — Мы же тебя на себе тащили.
   
    — А меня черти подлечили. — Объяснил Иван. — Когда они меня сквозь стену утащили, я подумал, вот и конец мой пришел. Лежу на каком-то столе, пошевельнуться не в силах. Тут подходят эти...
   
    — Кто? Немцы что ли? — перебил его Аверьянов.
   
    — Если бы немцы... — Продолжил свой рассказ Кузьмич. — Черти подземные! Маленькие такие, кожа серая, а глаза большие и черные без зрачков. Подошли и сказали мне: «Ничего не бойся».
   
    — А дальше? — Я нетерпеливо кусал губы, желая узнать, чем закончилось необычное приключение Кузьмича.
   
    — Я закрыл глаза и больше ничего не помню. — Иван весело посмотрел на нас. — А когда очнулся, солнце светит, трава вокруг, хорошо... И нога не болит. Вот. — Он задрал штанину и показал место, где была рана. На коже осталось лишь бледно — розовое пятно. — И вот еще, — Кузьмич достал из кармана кусок металла. — Сувенир мне на память оставили.
   
    — А интересно, где мы сейчас? — спросил Аверьянов. Ответить ему никто не успел. На поляну выскочила группа вооруженных и разношерстно одетых людей. Наши! Так мы соединились с отрядом. После схлынувшей радости первых объятий, я кратко поведал командиру о подземных приключениях. В ответ он посоветовал мне не рассказывать больше никому.
   
    — База наверняка секретная, — объяснил он, — Если что, то нас с вами по законам военного времени без суда и следствия...
   
   Чем все закончилось? Впереди было два года войны. Судьба раскидала нас. После победы я несколько лет искал друзей. Узнал, что Павел Витальевич погиб под Прагой. Кузьмич с боями дошел до Эльбы. Там он встретился с союзниками. После войны вернулся в родную тайгу. Я несколько раз писал ему, но ответа так и не получил. Аверьянов пропал без вести где-то под Кенигсбергом. Сам я под Берлином получил тяжелое ранение и три месяца провалялся по госпиталям. Несколько лет я вспоминал наш бункер. И однажды не удержался, взял отпуск и приехал в те места, где когда-то воевал. Нашел болото, ручей и овраг. А на месте скалы я обнаружил небольшое озеро. Жители деревни рассказали, что немцы зачем-то взорвали пещеру. Образовался провал в земле, который заполнила вода из ручья. Тайна подземного бункера так и осталась неразгаданной. Но я-то знаю, что там под землей живут странные создания — серые черти.
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   

Семен РРРРРоманов © 2009


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.