ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Добрая фантастика

Александр Mask © 2010

Всадник на рыжем коне

   
   
   
   

А по ночам мне снится конь,
    Ко мне приходит рыжий конь,
    В лицо мне дышит рыжий конь,
    Косит лиловым глазом.

Леонид Дербенев


   
   

Сережка Космаков, озираясь по сторонам, крался по парку в наступающих сумерках. Старые тополя смотрели на мальчика, тихо покачивая ветками, как будто осуждали его. Идти вечером одному в глухой и заброшенный уголок города — не самое веселое занятие. Сережке казалось, что вокруг полно невидимых чудовищ и монстров. Он вздрагивал от любого постороннего шума. Иногда мальчику даже мерещилось, что его кто-то зовет:


    — Нехорошо убегать из дома. — шелестел листвой ветер.
   
    — Вернись! — кричала птица в кустах.
   
    — Остановись! — шептала под ногами трава.
   
   Сережка подошел к высокому огромному дубу. Где же дупло?
   
   Так бывает в жизни, счастливой и беззаботной: идешь по дороге, и вдруг асфальт заканчивается, а впереди старая разбитая «грунтовка». Все несчастья навалились разом: смерть дедушки, гибель родителей, переезд в интернат. Попробуйте усидеть летом в четырех стенах. В интернате Сережка чувствовал себя птицей, посаженной в клетку. Оставалась последняя надежда на волшебное дерево. Взрослые люди, услышав подобную историю, лишь улыбнулись бы и пожали плечами. Только дети могут верить в бред о сказочном дубе. Но когда тебе всего десять лет, а в руке зажата таинственная монета...
   
   Монетка — это подарок дедушки. Сережка любил разглядывать его коллекцию. Чего там только не было: медные зеленоватые пятаки и копейки, серебряные двугривенники и полтинники, царские бумажные ассигнации. Всего и не перечислить. Когда внуку исполнилось десять лет, дедушка достал шкатулку, где хранил свои сокровища и сказал:
   
    — Выбирай!
   
   Сережка почти сразу достал небольшой блестящий кружок.
   
    — Хорошо, — дедушка взял у Сережки монету, и посмотрел на нее через лупу. — Очень странная и загадочная история. Однажды, несколько лет назад, я нашел этот экземпляр на берегу реки. Наверно весной размыло песок. Я пытался узнать, где и когда она отчеканена, но так ничего и не обнаружил. Вот, взгляни сам...
   
   Сережка много интересного узнал о старых деньгах от деда. Например, сторону, где изображался герб государства, называли «орлом» или «аверсом». А другую — «решкой» или «реверсом». Боковую поверхность или ребро монеты — «гуртом». А сейчас под лупой было хорошо заметно, что монетка совершенно гладкая и ровная. Никаких надписей, чисел и дат. Две картинки: летящий по волнам парусник, вставший на дыбы конь посреди бескрайней степи...
   
    — Она больше походит на медаль или жетон. — сказал дедушка, убирая на место шкатулку. — Знакомые и друзья ничего о ней не знают. Может тебе повезет больше и удастся раскрыть эту тайну.
   
   А еще была у дедушки толстая интересная книга. Когда Сережка взял ее полистать, он увидел в середине любопытную картинку: босоногий вихрастый мальчишка стоял около дерева, с любопытством разглядывая высоко в кроне большое темное дупло. На вопрос внука, дедушка объяснил, что это волшебный дуб. Если бросить в дупло монету, а потом загадать желание, оно обязательно исполнится. Только желание надо выбрать самое нужное и сокровенное, иначе ничего не выйдет. А через несколько месяцев, когда Сережка гулял по парку, он случайно наткнулся на лесного исполина. Неподалеку, на скамейке отдыхала старушка.
   
    — Любуешься волшебным деревом? — спросила она у мальчика.
   
    — Ага, — кивнул в ответ Сережка. Обошел толстый ствол, потом остановился в задумчивости и почесал искусанную комарами руку.
   
    — Дупло высоко наверху, — старушка, как будто прочитал немой вопрос мальчика. — Когда я была молодой, сама туда лазила. Загадала себе в женихи сильного и красивого парня из соседнего дома.
   
    — И как, сбылось ваше желание? — спросил Сережка.
   
    — Да, но счастливой я была совсем недолго. — старушка с грустью посмотрела на мальчика.
   
    — А почему? — Сережка подошел и сел рядом, болтая ногами.
   
    — Погиб мой Владимир на фронте, немцы его убили. — старушка, тяжело вздохнув, поднялась, взяла сумку с продуктами, и, опираясь на палочку, побрела к выходу из парка. Сережка проводил ее внимательным взглядом. Он тогда и не подозревал, что совсем скоро ему самому потребуется помощь чудесного дерева.
   
   Мальчику предстояло забраться на высоту пятиэтажного дома. Сережка, поплевав на ладони, ухватился за толстый нижний сук, подтянувшись на руках, встал и переместился на следующую ветку. Остановился, услышав чей-то крик. На другом конце парка гуляла и развлекалась молодежь. Немного отдохнув, Сережка продолжил восхождение. Теперь он застрял чуть ниже дупла, качаясь на тонкой ветке. Держась одной рукой за ствол, Сережка достал из кармана монетку, полюбовался конем. Сейчас бы ему такого скакуна, чтобы как в сказке, сесть на него и добраться до цели.
   
   Еще одна попытка, и последний рубеж преодолен. Опершись правой ногой на короткий и крепкий с виду побег, Сережка развернулся к дуплу лицом. Налетевший порыв ветра растрепал светлые волосы, надул пузырем рубашку. Дуб заскрипел как несмазанная телега. Из-за облаков выкатилась белая круглая луна. Монетка на ладони внезапно вспыхнула ярко-голубым светом. Не ожидая ничего подобного, Сережка вздрогнул и едва не сорвался. Дернувшись, мальчик с трудом сохранил равновесие. И вдруг сухая ветка предательски хрустнула, лишив Сережку опоры. Все произошло так стремительно, что он даже не успел испугаться. Мальчик повис в воздухе, смешно бултыхая ногами, пытаясь освободиться от невидимых пут.
   
    — Не дергайся, сейчас я тебя опущу.
   
   Земля прыгнула навстречу, и Сережка мягко приземлился на траву. Тут же вскочил, весь взъерошенный, как растрепанный воробей после драки. Сердце бешено колотилось, словно в школе во время кросса. Увидев перед собой огромного темно-рыжего коня, мальчик испуганно отскочил к дереву, прислонившись спиной к шершавой коре.
   
    — Не бойся, я не кусаюсь, — сказал конь, ковыряя копытом дерн.
   
   
   Сережка уставился на это чудо, широко открыв рот.
   
    — Рот закрой, а то проглотишь меня. — животное перестало ворошить землю и смотрело на мальчика черными добрыми глазами.
   
    — Это ты меня?.. — заикаясь от волнения, спросил Сережка.
   
    — Я, — фыркнул конь. — Несносный вы народ, мальчишки, вечно попадаете в истории. Зачем тебя туда понесло? А если бы я не успел. Разбился бы, костей не собрать.
   
   Мальчик выслушал речь коня, а потом несмело приблизился на пару шагов.
   
    — Ты наверно сказочный, да?
   
    — Вот еще, — тряхнул головой конь. — Я «УТС».
   
    — Кто, кто? — не понял Сережка.
   
    — Универсальное транспортное средство.
   
    — А откуда ты тогда? — Мальчик уже почти без страха глядел на рыжего красавца.
   
    — Ты сам меня запустил, — сказал конь, шевельнув ушами. — Развернул мою энергетическую сущность. Не знаю, как это вышло. Обычно требуется дополнительная настройка на мозг оператора.
   
   Сережка вдруг сообразил, что конь очень похож на скакуна с монеты.
   
    — А, так ты с монетки удрал!
   
    — Не удрал, — конь медленно переступил бурыми ногами, повернувшись к Сережке другим боком. — Просто я перешел в активный режим. Ты же хотел коня, вот и получил.
   
    — А монетка? — спросил мальчик.
   
    — Один из моих режимов в состоянии покоя. Благодаря специальной полевой структуре, я могу принимать любой внешний вид и форму. Кстати сказать, конь — это не самый удачный вариант, но желание хозяина — закон.
   
    — А как же ты стал монетой?
   
    — Это длинная и грустная история, — моргнув, сказал конь. — В двух словах: меня оставили, забыли как ненужную вещь.
   
    — Бедненький... И сколько же ты так?
   
    — Точно не знаю, но много ваших лет.
   
   Сережке показалось, что сейчас из глаз коня побегут настоящие слезы. Так грустно и жалостливо он говорил.
   
    — Вообще-то, я загадывал совсем другое, — вежливо объяснил мальчик. — Это у меня случайно вышло. Я хотел вернуть родителей. Они... Весной ехали на автобусе, в горах произошел обвал. Все погибли.
   
    — Мне очень жаль, — ответил конь, опуская голову к земле. — Смерть — это очень плохо. Рад бы помочь, но нельзя изменить время. Я многое умею. Знаю кучу языков, запросто прыгаю из одного мира в другой. Но вмешаться в прошлое, тут я бессилен.
   
    — А что ты еще можешь? — Сережка подошел к коню, и робко погладил бархатистый и теплый бок.
   
    — В моей памяти хранится обширная информация по другим обитаемым мирам. Хочешь, я тебя прокачу.
   
    — Я очень люблю лошадей, — признался мальчишка. — В деревне у бабушки целая ферма. Только конюх там очень строгий. Кормить и убирать — сколько хочешь, а вот верхом... Дядя Вася одному кататься не разрешает.
   
    — А зачем ты убежал из интерната?
   
    — Как ты узнал, — удивился мальчик.
   
    — Я могу слушать мысли своего оператора.
   
    — Там плохо, ребята все время дразнятся и дерутся. Воспитатели всех наказывают без разбора.
   
   Сережка совсем не удивился, что лошадь читает его мысли.
   
    — Теперь мы будем вместе, — тряхнув гривой, сказал конь.
   
    — Ты, правда, теперь мой? — не веря такому счастью, радостно спросил Сережка. — Тогда давай поедем далеко — далеко.
   
    — А куда ты хочешь?
   
    — К бабушке!
   
   Со стороны покосившихся железных ворот появились двое парней. Они были явно навеселе, один из них, покачиваясь, нес целый пак пива. Второй, одетый в помятый спортивный костюм, показывал дорогу.
   
    — Вон там, под тем деревом, — сказал он приятелю.
   
    — А наше место уже занято, — разочарованно заметил его друг, опуская на траву драгоценный груз.
   
    — Это мы сейчас уладим. — парень в костюме подошел к мальчику с конем и остановился, окинув их оценивающим взглядом.
   
    — Так-так... Детское время давно закончилось, давай пацан, освобождай наше «лежбище», мы устали, и тоже хотим отдохнуть после трудового дня.
   
    — Эй, вали отсюда, — пьяный приятель, не дождавшись ответа, решил вмешаться. — И клячу свою забирай, пока мы ее на шашлык не пустили.
   
    — Что вам, жалко? — чуть не разревевшись от досады, возмутился Сережка.
   
    — Я сказал, проваливай, устраивайте ваш ипподром где-нибудь по дальше, а то навозом несет.
   
   Парень, шатаясь, подошел к дубу и поднял обломанный сук.
   
    — Сейчас я им помогу, не хотят сами...
   
   Договорить он не успел. Конь вдруг поднялся на дыбы и, заржав, двинулся на парней. Потом развернулся к ним задом, лягнул копытом, потом еще и еще раз. На парней обрушился целый дождь из земли, травы и веток.
   
   Ругаясь самыми последними словами, парочка спешно ретировалась, не забыв, впрочем, о пиве.
   
   Один из парней обернулся и, грозя кулаком, крикнул:
   
    — Мы сейчас вернемся, только всех наших соберем, и пустим твою клячу на фарш.
   
    — Здорово ты их! — с восхищением сказал Сережка.
   
    — Развелось отбросов общества, — ворчал конь. — И куда только ваше правительство смотрит?
   
    — Они же невиноваты, — заступился мальчик за парней. — Это все реклама по телевизору с двадцать пятым кадром.
   
   Сережка подошел к коню и спросил:
   
    — Мы вроде к бабушке собирались?
   
    — Садись, — Конь подошел к стоявшей неподалеку скамейке.
   
   Сережка с готовностью забрался на широкую спину. Сидеть без всего не очень удобно. И тут же, как по волшебству, появилось блестящее кожаное седло, уздечка и широкий ремень как в самолетном кресле.
   
    — Внимание! Пассажиру пристегнуться, взлет через несколько секунд. — Мальчик послушно выполнил команду коня.
   
    — Если боишься высоты, закрой глаза. — конь неожиданно отрастил широкие перепончатые крылья как у дракона, разбежался, и плавно оторвавшись от земли, поднялся над парком.
   
   Сережка с восторгом и совсем без страха смотрел вниз, смешно дрыгая ногами. Свистел ветер в ушах, стало прохладно. Мальчик поежился.
   
    — Замерз? Сейчас согреешься. — пообещал конь, разворачиваясь над вечерним городом.
   
   Тут же мальчик почувствовал, как его накрыл невидимый колпак, стало тепло и уютно.
   
   Они поднялись уже достаточно высоко, внизу проплывали почти игрушечные улицы и дороги. В домах светились разноцветными огнями окна.
   
    — А ты быстрее можешь? — спросил Сережка.
   
    В ответ на его просьбу, город под крыльями стремительно побежал за горизонт. На смену ему очень скоро выросла темная стена леса. Далеко впереди появилась слабая россыпь крохотных огоньков.
   
    — Подлетаем к дому бабушке. — сообщил конь, снижаясь над небольшой деревушкой.
   
    — Сережа! — всплеснула руками бабушка, увидев на пороге внука. — Ты что, из интерната сбежал?
   
    — Я не хочу туда возвращаться, — сказал мальчик, сердито надувшись.
   
    — Сережа, ты же обещал, — покачала головой бабушка. — Что мне с тобой делать? Ума не приложу...
   
    — Говорила, будем жить вместе, а сама взяла и сплавила меня. — заканючил внук
   
    — Сереж, тебе же учиться надо, и потом, ты уже не маленький, должен понимать, я старая, а вдруг со мной что случится?
   
   Мальчик, нахмурившись, мужественно выслушал замечания, а потом спросил:
   
    — Баб, у тебя пожевать что-нибудь найдется?
   
    — Погоди, — бабушка засуетилась, поставила чайник на плиту. — Я быстро, только к соседке забегу. — вышла во двор, но тут же вернулась.
   
    — Сереж, а что там за конь у ворот, рыжий такой?
   
    — Это мой, — деловито сказал внук, усаживаясь за стол.
   
    — А я думала, он с фермы убежал. Предприниматель-то, у которого Василий работал, разорился. Новый хозяин собрался там коттеджи строить. Ему лошади без надобности. Говорят, если покупателей не найдет, всех на мясо сдаст.
   
    — Мой это конь, я на нем из города приехал. — продолжал стоять на своем Сережка.
   
   Бабушка в ответ лишь рукой махнула и снова пошла к соседке. Сбегала, принесла банку парного молока. Отрезала ломоть хлеба.
   
    — Ешь, и спать. А с конем твоим утром разберемся.
   
   Всю ночь Сережка беспокойно ворочался. Несколько раз он видел начало одного и того же сна: бегущие по полю кони исчезают вникуда. А под утро приснился настоящий кошмар. Человек в камуфляже, с оружием наперевес, накинул петлю на шею вороному коню, и потащил его, приговаривая: «За каждый килограмм по полусотне дадут...»
   
    — Нет! — закричал Сережка, и проснулся в холодном поту.
   
   Конь стоял у покосившегося забора и терпеливо ждал.
   
    — Сережа, ты готов? — спросил он.
   
    — Еще рано, — зевая и потягиваясь, сказал мальчик. — Бабушка встанет, попьем чаю.
   
    — Хорошо, я пока немного подзаряжусь энергией от вашего солнца.
   
   Конь замер, широко расставив ноги.
   
    — Послушай, у меня идея, — сказал Сережка. — Давай тебе имя придумаем, будешь как все нормальные лошади.
   
    — Придумай, — согласился конь.
   
    — Тогда будешь Гнедком.
   
    — Я не гнедой, а рыжий.
   
    — Ну вот, я старался, а ты... — обиделся мальчишка.
   
    — Ладно, если тебе так хочется, можешь звать меня Гнедком.
   
   Конь некоторое время задумчиво стоял, видимо пополнял запасы энергии. Потом повернул голову к мальчику.
   
    — Сереж, в моем мире много удивительных машин, а одна из них умела заглядывать в прошлое.
   
    — А почему же ты сразу не сказал?
   
    — Я много думал, анализировал. Играть со временем очень опасно.
   
    — Но мы же спасем папу и маму. — мальчик прямо загорелся идеей коня. — Едем туда быстрей.
   
   Конь помог Сережке забраться в седло.
   
    — Держись крепче, глаза лучше закрыть. — сказал он, разбегаясь и набирая скорость. — Сейчас начну прокол пространства.
   
   Сережка послушно выполнил его просьбу, но в последний момент передумал. Приоткрыв один глаз, мальчик увидел, как бегущего коня со всех сторон охватило радужное сияние. Подул сильный ветер. Пространство вокруг затянула пелена тумана. На мгновение появилось чувство невесомости, но оно быстро прошло.
   
    — Все, можешь открыть глаза. — разрешил конь.
   
   Они мчались в непроглядной дымке.
   
    — Я ничего не вижу, — пожаловался мальчик.
   
    — Сейчас опущусь ниже, — конь вырвался наконец из облаков.
   
    — Ох! — только и смог выдавить из себя Сережка. Кругом, насколько хватало глаз, раскинулась выжженная черная пустыня. Мальчик со страхом и недоумением смотрел на мертвую землю. Такое он видел только в кино, если все погибли, кто же им поможет?
   
    Мальчик с надеждой вглядывался вдаль.
   
    — Там море! — радостно крикнул он.
   
   Они подлетели к почти неподвижной синей глади. Некоторое время конь скользил над берегом, потом развернулся и сказал:
   
    — Впереди большой остров, поищем на нем.
   
   Эта часть суши по неизвестной причине избежала страшной катастрофы. Стеной возвышаясь, росли прямые как стрелы с мохнатыми вершинами деревья. Под их кронами зеленела трава и невысокие кустики каких-то растений. Посреди острова выделялась круглая площадка, похожая на древнеримский амфитеатр.
   
   Конь опустился прямо в центр странного сооружения.
   
   Они оказались на огромной арене, покрытой розоватым материалом, похожим на бетон. Едва конь и мальчик сделали несколько шагов, как раздался тихий скрежет. По краям гигантского манежа побежали сверкающие искры, еще немного, и они слились в единое целое, образовав переливающийся обруч. Окружность начала быстро сжиматься, разделилась на две части. Первая петлей обхватила мальчика, вторая спеленала коня.
   
    — Хорошие у тебя друзья, — возмутился Сережка, чувствуя, как струящийся свет все сильнее стягивает тело.
   
    — Странно, тут что-то не так. — конь попытался избавиться от необычных веревок, но у него ничего не вышло.
   
    — Гнедок, сделай что-нибудь, — попросил мальчик.
   
    — Не могу, переход отнял у меня много энергии, срочно необходима подзарядка. Эта машина сильнее меня.
   
   Человек появился, когда пленники совсем выбились из сил и крепко связанные, застыли на полированной поверхности арены.
   
    — Попались! Подлые лазутчики хроносов, — низким, глухим голосом произнес незнакомец. — Мы думали, что у хроносов не осталось летающих машин. Послать против нас ребенка, мы же не воюем с детьми.
   
    — Какая война? Что у вас происходит? — Конь попытался подняться, но светящаяся петля держала его крепко.
   
    — Он еще спрашивает. — человек достал из кармана небольшую черную коробочку. — Ты ведь хорошо знаешь, что это у меня в руке.
   
    — Нейтрализатор, — конь нервно зашевелил ушами. — Но зачем? Вы же уничтожите мою программу, а я вполне исправен.
   
    — Не сомневаюсь в этом. — человек быстро ввел какой-то код. Из коробочки показался тонкий голубой луч.
   
    — Мы прибыли к вам с Земли. — набравшись смелости, сказал Сережка.
   
    — Земля, — задумчиво проговорил человек, поглаживая длинную, чуть тронутую сединой бороду. — Я помню, но это было так давно. Мы давно никуда не путешествуем, а все проклятая война. Если ты с Земли, докажи это. Никто из землян не сможет управлять боевым роботом.
   
    — Мой конь — военный робот? — удивился Сережка. — А мне он говорил, что транспортное средство.
   
    — Было время, эти машины помогали нам странствовать между мирами. Но теперь их почти не осталось. Те, что уцелели, остались в руках хроноса, а он их использовал против нас.
   
    — Роботы не умеют лгать, — конь предпринял очередную попытку встать. — Если хотите, можете убедиться в этом.
   
    Человек что-то изменил в настройках нейтрализатора, и вместо голубого луча появился розовый. Бородатый направил его на Гнедка. Конь вздрогнул, как будто его ударили током.
   
    — Не бойся, я пока лишь сканирую. — Человек задумчиво смотрел на крохотный экран, где мелькала россыпь цветных точек. Под конец он хмыкнул и удивленный почесал лысоватый затылок.
   
    — Действительно, вы не связаны с хроносами, но кто же вы тогда?
   
    — Может быть, вы развяжите нас. — попросил конь.
   
    — Сейчас, — человек подошел к краю стены и нажал какой-то рычаг. Переливающиеся петли, удерживающие пленников, растаяли как дым.
   
    — Странно, — человек еще раз посмотрел на свой прибор. — Кто-то успел частично заблокировать память этого робота.
   
    — Кто и зачем? — спросил конь, поднимаясь, наконец.
   
    — Боюсь, что этого мы никогда не узнаем. — человек спрятал черную коробочку в складках своего безразмерного балахона и решительно направился к краю арены.
   
    — Подождите, не уходите! — крикнул мальчик.
   
    — Если желаете, пойдемте со мной, — предложил незнакомец. — Я Сноп, смотритель этого заповедника.
   
   В стене открылся проход, а просторная ниша оказалась кабиной лифта. Мальчик с конем и смотритель опустились глубоко под землю.
   
   Хозяин станции накормил гостей салатом из свежих овощей. Ел, конечно, только Сережка. А конь внимательно слушал рассказ Снопа.
   
    — Машина, которая вам нужна, осталась на материке, на территории хроносов. Ее построили и испытали перед самой войной. Я даже не знаю, уцелела ли она.
   
    — А люди, что стало с ними? — спросил конь.
   
    — Люди к счастью выжили, но все они влачат очень жалкое существование. А началось с каких-то простых ссор. Сначала не поделили заповедник, где жили последние настоящие кони, — человек посмотрел на Гнедка. — Именно с одного из них тебя и скопировали. А потом началась война, причина которой в ссоре правителей государств. Их дети должны были пожениться. По древней традиции, свадебная церемония не могла пройти без священного животного — лошади. А их к тому времени не осталось даже на острове, все пали от неизвестной болезни. Тогда и вспыхнула вражда, закончившаяся страшной войной. Наше оружие было настолько совершенным, что мы могли воевать до бесконечности.
   
    — А как же вы уцелели? — спросил Сережка.
   
    — На острове стояли мощные энергетические щиты. Они и спасли заповедник.
   
   А государства, они так и воюют?
   
    — Теперь уже нет, но помириться они так и не смогли. Всему виной сын правителя хроносов, и дочь главы синекийцев. Когда молодые люди узнали, что свадьбы не будет, они бежали с планеты. Взяли по летающему коню и затерялись где-то среди бесчисленных миров. Найти их и вернуть так и не смогли. Если бы они знали, во что выльется их побег. Теперь цивилизация на нашей планете в безнадежном упадке. И нет надежды, что когда-нибудь наступит мирная и счастливая жизнь, такая, какой она была раньше.
   
    — А если вернуть лошадей, они помирятся? — спросил Сережка.
   
    — Чудес не бывает, на планете не осталось ни одного животного. — смотритель вдруг внимательно взглянул на мальчика. — Удивительное совпадение. Ты, как тот мальчишка, из древней легенды.
   
    — Какая легенда? — вмешался в разговор Гнедок.
   
    — Понимаете, наши народы верят, что когда-нибудь все изменится, и мальчик верхом на коне вернет нам мир. Такова древняя легенда. Но я-то понимаю, что это все сказки.
   
    — Вы говорите, прямо, как моя бабушка. — заметил Сережка. — А я, кажется, придумал, как вам помочь.
   
   Когда мальчик изложил свой план коню, тот его не одобрил.
   
    — Это очень опасная затея, ты не должен так рисковать.
   
    — Но у нас нет другого способа, иначе не добраться до машины, которая может спасти моих родителей. — воскликнул Сережка.
   
    — Это действительно шанс, — согласился смотритель. — Если у вас получится, как вы задумали, станете настоящими героями.
   
    — Хорошо, я помогу тебе, но обещай, что будешь осторожен. — потребовал конь.
   
    — Даю честное слово, — улыбаясь, сказал Сережка.
   
   Вечерело. Двое охранников, скучая, любовались лошадьми в загоне. И каких только коней там не было: серые и вороные, гнедые и каурые, рыжие и бурые. Все они, сгрудившись в тесную кучу, ожидали своей печальной участи.
   
    — Жалко лошадок, — сказал полный охранник, хмуро посмотрев в сторону тощего и высокого напарника, лениво потягивающего пиво.
   
    — Ты лучше поглядывай, если хоть одна пропадет, хозяин с нас голову снимет. — ответил ему приятель, допивая бутылку и открывая новую.
   
    — А ты тоже хорош, дорвался до пива, смотри не лопни, вот приедет начальство и увидит...
   
    — Не увидит, его сегодня уже не будет.
   
    — Значит, по-твоему, можно напиться как он, — толстый кивнул в сторону неподвижно сидевшего на земле человека.
   
    — Оставь его, не видишь, человек с горя пьет, твоих бы коней на мясо отправили, поглядел бы я потом на тебя. — высокий допил вторую бутылку, потом достал еще одну, посмотрел на нее, убрал назад.
   
   В этот момент за спинами охранников раздалось ржание. Оглянувшись, они увидели крупного рыжего коня. Каким-то образом ему удалось перепрыгнуть через изгородь.
   
    — Как он смог удрать, — удивился высокий.
   
    — Ты лучше подумай, как ловить будем. — сказал толстый, доставая из сумки веревку.
   
    — Молодец! — одобрил тощий. — Мы этого рыжего в два счета сцапаем.
   
   Толстый подкрался к коню и попытался неумело накинуть животному петлю на голову. Конь ловко отскочил в сторону, а высокий громко захохотал.
   
    — Лучше бы помог. — обиделся толстый.
   
    — Дай мне, смотри как надо. — высокий размахнулся и... Конь снова в последний момент избежал аркана.
   
    — Вот бестия. — высокий повернулся к напарнику. — Чего смотришь, помогай! Заходи с другой стороны и гони коня на меня.
   
   Толстяк послушно обошел коня, но хитрый зверь, задрав хвост и захрапев, отбежал еще дальше.
   
    — Эх, Раззява. Кто так загоняет. Давай еще раз. — скомандовал высокий.
   
    Как только охранники пытались подойти к коню, он тут же уводил людей все дальше от загона. В сумерках никто не заметил, как через изгородь перемахнула чья-то невысокая фигура. В это время, пьяный Василий вдруг проснулся и направился к загону.
   
    — Не отдам, — закричал он. — открывая загон. — Всех на волю. — Увидев знакомого пацана, Василий вытаращил глаза. — Сережка, а ты тут что делаешь?
   
    — Дядя Вась, я хотел коней спаси.
   
    — Хорошее дело, — Василий посмотрел в ту сторону, где бегали, увлекшись охотой за конем охранники. — А если они вернутся?
   
    — Не успеют, — мальчик попытался забраться на рослого бурого жеребца.
   
    — Давай подмогу, — Василий, плохо держась на ногах и качаясь, с трудом подсадил Сережку. — Молодец, парень. За Бураном и остальные пойдут. Держись хорошо — Буран шибко резвый...
   
   Василий хлопнул коня по крупу, и полез на другую, стоявшую рядом, серую лошадь. Жеребец, на котором сидел, держась за гриву Сережка, выбрался из загона, за ним потянулись и остальные лошади.
   
   В этот самый момент Гнедок вдруг сорвался с места и понесся карьером, догоняя табун.
   
   Высокий охранник первым заметил неладное и, бросившись к стоящему неподалеку автомобилю крикнул:
   
    — Стой! Мы вас сейчас в раз нагоним.
   
    — Подожди меня! — Толстый плюхнулся рядом на место водителя. Надрывно урча мотором, машина тронулась, быстро набирая скорость. Ехать мешали многочисленные кочки и ухабы, а бегущие впереди кони подняли густую пыль.
   
    — Ни черта не видно, — ворчал ведущий машину толстяк.
   
    — Я им покажу, как лошадей красть. — высокий опустил боковое стекло, и, схватив с сидения карабин, высунулся из окна. Отплевываясь от пыли, он посмотрел в прицел.
   
    — Ну что там? — С нетерпением спросил толстый.
   
    — Ничего себе, да это же пацан! Погоди, я только...
   
   Длинный, припав к прицелу, поймал мелькающую в свете фар светлую вихрастую голову. Потом решительно опустил перекрестие ниже, остановив его на бегущем жеребце.
   
    — Ты с ума сошел! — крикнул ему напарник. — Это же ребенок, еще застрелишь ненароком. Нас же за него...
   
    — Заткнись! — цыкнул на него длинный. — Сам знаю, что не мужик, а угонять чужих коней хорошо? И не в него я, а по лошади.
   
   Глухо ударил карабин, но в последний момент, машину резко тряхнуло, а может быть, пьяный стрелок плохо держал оружие в руках. Так или иначе, но пуля ушла выше и в сторону.
   
    — Кажись есть, — сказал тощий.
   
   Мальчишка на коне вздрогнул, а потом стал заваливаться на бок, как будто устал. Подбежавший рослый рыжий жеребец едва успел подставить свою спину упавшему мальчишке зубами за рубашку, забросил к себе на спину. Спустя мгновение, яркая вспышка света ослепила преследователей. Визгнули тормоза. Потерявший зрение водитель, орал и тер глаза, а когда способность видеть к нему вернулась, Лошади и мальчишка исчезли, как будто их и не было.
   
   Смотритель напряженно ждал, вглядываясь в горизонт. Далеко над морем возникло белое туманное пятно, быстро приближаясь к берегу. Достигнув острова, белесое марево, раздуваемое потоками ветра, рассеялось. Табун лошадей, напуганный внезапно изменившейся обстановкой, остановился. Лошади вертели головами, испуганно ржали, затем принялись настороженно прясть ушами.
   
   От табуна отделился, знакомый смотрителю, рыжий конь. Быстрой рысью он подбежал к человеку. На его широкой спине неподвижно лежал мальчик.
   
    — Что с ним? — спросил Сноп, подхватывая обмякшее тело.
   
    — В нас стреляли, он ранен.
   
   Смотритель отнес Сережку в лабораторию, обмыл и перевязал рану.
   
    — Вы сможете ему помочь? — спросил конь, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
   
    — Я не врач, а мальчик потерял много крови. На материках есть целители.
   
    — Так свяжитесь с ними.
   
    — Я попробую, но они игнорируют остров, для них это священная и запретная земля. По легенде, когда-то тут жили боги, которые и создали много странных и чудесных машин. Они научили наши народы жить в мире и согласии. Подарили нам летающих коней-роботов. Лишь избранные могли посещать это место. А потом боги ушли, повелев нам хранить и оберегать остров.
   
    — Бывшая база гостей из других миров. — конь громко топнул копытом по металлическому полу.
   
    — Можешь называть ее так, — смотритель включил огромный экран и сел перед ним в крутящееся кресло. По экрану забегали золотистые точки.
   
    — Отвечайте же, — смотритель нагнулся и подкрутил настройку. Точки исчезли, на смену им в голубом сияющем ореоле света, возникло морщинистое лицо старика.
   
    — Случилось землетрясение или боги вернулись к нам? — сердито спросил он, внимательно глядя на смотрителя.
   
    — Все гораздо хуже, властитель хроноса, у меня тут раненый мальчик. Ему срочно нужна помощь.
   
   Старик нахмурился.
   
    — Кто посмел, всем известно, это тяжкий грех! Неужели это синекийцы?
   
    — Нет, великий, — смотритель перевел взгляд на стоявшего рядом Гнедка. — Он приехал издалека, верхом на рыжем коне.
   
    — На коне? А ты не лжешь?
   
    — Нет, великий, мальчишка пришел к нам из другого мира, а его конь — робот. Они привели много настоящих живых лошадей.
   
   Старик, сохраняя спокойное выражение лица, выслушал речь смотрителя, а потом сказал:
   
    — Жди, я немедленно лечу к тебе, мои лучшие жрецы-целители уже бегут на корабль.
   
   Экран погас. Смотритель обернулся к коню.
   
    — Наши люди совсем опустились, они не умеют чинить машины, и считают их подарком древних богов.
   
    — В этом определенно что-то есть.
   
   Смотритель не успел ответить. Экран за его спиной ярко вспыхнул. Перед Снопом появилось лицо пожилой женщины. Ее густые седые волосы, были аккуратно уложены в высокую прическу.
   
    — К нашему заповеднику приближается летающая машина богов? — спросила она.
   
    — Нет, это катер хроносов, — ответил Сноп.
   
    — Как они посмели нарушить закон древних?
   
    — Великая Амита, это я их позвал.
   
   Смотритель коротко повторил все то, что рассказал старику.
   
    — Я немедленно направляюсь к вам, только синекийские врачи могут помочь мальчику. — сказал женщина.
   
   Первыми прибыли врачи Хроноса, они тут же развернули передвижной медицинский комплекс, не теряя времени, подключили к нему раненного Сережку. Спустя несколько минут один из целителей, облаченный в белоснежные одеяния жреца-врачевателя, вышел к смотрителю.
   
    — У мальчика очень редкая кровь. Если мы немедленно не найдем донора, ребенок умрет.
   
    — Тогда подождем Амиту, — предложил смотритель.
   
    Врачи Амиты повторили слова хроносов.
   
    — У мальчика необычный набор генов. — заявил главный целитель — синекиец. — он потомок наших рас.
   
    — Этого не может быть! — воскликнула Амита. — На всей планете не найдется и сотни человек, несущих в себе общую кровь наших народов. Много лет мы живем врозь.
   
    — Это так, — вмешался в разговор Сноп, — но вы забываете, что только человек, рожденный от двух сторон, может стать смотрителем священного острова. Я готов спасти юного героя, ведь он не пожалел ради нас самое дорогое — свою жизнь.
   
   
   Они мчались над планетой, а под ними проносились зеленые островки травы среди черной пустыни.
   
    — Мы помогли этому миру, — сказал Гнедок, пролетая над морем.
   
    — Да, — согласился с конем Сережка. — А куда мы теперь?
   
    — Спасать твоих родителей, — конь понесся еще быстрее, — Мне поставили дополнительный блок инженеры Хроноса. Теперь я могу прыгать между мирами и во времени. Назови точную дату. Мы должны правильно рассчитать скачек.
   
   Мальчик дрожащим от волнения голосом, сообщил год, месяц и число.
   
    — Держись! Прыгаем через пространство.
   
   Знакомое чувство невесомости и провала в пропасть. И вот уже они в небе над европейским материком. От большой скорости у Сережки зарябило в глазах. Они стрелой промелькнули над лазурной гладью моря, миновали зеленые пятна полей и лугов в Альпах. Конь спешил изо всех сил. Сережка, закусив от напряжения губу, смотрел на приближающуюся серу стену гор. Где-то там, на дороге, полз автобус полный туристов.
   
    — Держись крепче, опускаемся. — предупредил Гнедок.
   
    Темное полотно шоссе стремительно приближалось и росло. Конь свернул крылья и побежал по дороге, стуча копытами по разогретому солнцем асфальту. Впереди появилось темное пятно туннеля. Конь резко остановился, и мальчик смог, наконец, перевести дух, утомленный этой сумасшедшей гонкой.
   
    — Автобус подъезжает, — сказал Гнедок.
   
   В глубине туннеля появились два ярких глаза фар. Увидев стоящего на дороге коня, водитель автобуса ударил по тормозам, машина остановилась. Высунувшись, и громко ругаясь, шофер попытался отогнать глупое животное, но тут он разглядел хрупкую фигуру мальчишки, сидящего верхом на коне. Водитель крикнул мальчишке, чтобы тот немедленно убирался с дороги, люди опаздывают на самолет. Мальчик что-то шепнул коню, животное, заржав, встало на дыбы. В этот миг все пассажиры автобуса ощутили, как земля под ними ожила и заходила. По скале, нависавшей над дорогой, пробежала глубокая трещина. Огромный валун, не выдержав следующего толчка, оторвался от горы, и, увлекая за собой другие фрагменты, обрушился на дорогу. Каменная река с ревом и гулом, завалив вход в туннель, обрушилась дальше в ущелье, унося за собой всадника на коне.
   
   Вздрогнув, Сережка попытался встать и не смог. Казалось, огромная масса камней придавила его тело. Мальчик с трудом разлепил тяжелые веки и увидел рядом с собой какого-то человека.
   
    — Это всего лишь сон, — сказал гость в белоснежном костюме, безупречно сидевшем на нем. — Ты видел возможное развитие событий. Вы хотели изменить время.
   
    — Да, — согласился Сережка. — Мои родители ехали на том самом автобусе.
   
    — А знаешь ли ты, что будет, если автобус уцелеет?
   
    — Спасутся все люди. — в голосе мальчика промелькнули нотки надежды.
   
    — Какой прекрасный и благородный поступок, — человек подошел ближе и присел на стул около кровати мальчика. — Рано радуешься, смотри...
   
   Гость повернулся, и незаметным движением превратил всю стену в большой экран.
   
   Завал на дороге уже успели разобрать. Автобус благополучно выбрался из туннеля и продолжил путь. Вот и аэропорт. Пассажиры, оживленно обсуждая опасное приключение, прошли на посадку в самолет. Спустя несколько минут лайнер взлетел, а через мгновение мощный взрыв превратил красивую машину в огненную комету. Безобразная груда искореженного и дымящегося металла обрушилась на бетонное полотно взлетной полосы.
   
    — Там же мои родители! — воскликнул Сережка. — Это неправда, вы все врете!
   
    — Там было ровно сто пятьдесят шесть человек.
   
    — Но почему, почему он взорвался? — мальчик с ужасом наблюдал, как горят упавшие куски обшивки, а пожарные машины пытаются потушить то, что осталось.
   
    — Понимаешь, — человек ласково потрепал Сережку по голове. — Вы хотели спасти всех, а в результате опасный преступник, ехавший в автобусе, добрался до цели и выполнил задуманное — подложил бомбу в самолет. Мы хранители времени. Пока ты спишь и набираешься сил, я хотел бы дать юному герою небольшой совет. Вы совершили массу хороших и славных дел: спасли лошадей, вернули надежду целой планете и больше того, нашли необычного друга и товарища. А теперь готовы пожертвовать всем ради жизни двух человек, которые, осмелюсь открыть тайну, не являются вашими настоящими родителями.
   
    — Это неправда, — снова закричал мальчик.
   
    — Увы, но это так. — человек положил перед Сережкой пожелтевшую фотографию. — Твои настоящие родители жили тут, на этой планете. Их гибель послужила началом трагедии целого мира. Много лет назад должна была состояться свадьба, но невеста полюбила другого человека — младшего брата официально объявленного избранника. Чтобы не допустить свадьбы, брат жениха пошел на страшное преступление. Он проник на священный остров и уничтожил всех лошадей. Потом он стрелял в своего брата и ранил его. Молодые люди бежали, целый год прятались. Они укрылись в лаборатории, где старый наставник королевской семьи работал над устройством, позволяющим перемещаться во времени и пространстве. Именно там ты и появился на свет. Через год разгневанный старший брат нашел беглецов. В ярости он смертельно ранил женщину. Между братьями завязалась схватка, после которой не осталось победителей. Они дрались древним оружием рода — тяжелыми двуручными мечами. Твоя мать сумела запустить установку, и отправить тебя и коня — робота на Землю. Во время перехода конь свернулся, потеряв часть памяти. Гуляя по берегу реки, один землянин услышал плач. Рядом с младенцем он подобрал странную монету. У твоих приемных родителей не было детей, и они решили усыновить найденного ребенка, посчитав это судьбой. Что было дальше ты знаешь лучше меня.
   
   Мальчик, затаив дыхание, слушал рассказ гостя. Слезы сами побежали из глаз.
   
    — Прости, что так получилось, — человек встал со стула, в очередной раз что-то проделав со стеной. В монолите бетона появилась светящаяся дверь. — Мне пора уходить. Сейчас ты проснешься еще раз, и поверь мне, ты уже не захочешь изменять свое будущее.
   
   Открыв дверь, незнакомец шагнул прямо в небо. На мгновение он задержался, повиснув в воздухе перед изумленным Сережкой. Снял с головы белую шляпу, помахал ей мальчику, улыбнулся и исчез.
   
   Сережка открыл глаза. Он лежал в той же постели. Обстановка вокруг совершенно не изменилась. Перед мальчиком стояли пожилая, приятной внешности, дама и какой-то хмурый старик, в суровом и тяжелом взгляде которого читалось беспокойство, гордость и скрытое торжество.
   
    — Наконец-то юный наследник пришел в себя, — улыбаясь, сказала женщина.
   
    — Натворил кучу великих дел, хотел уйти от нас, не слишком ли рано отправляться в бездну. — старик подошел к Сережке и поставил перед ним стакан с прозрачной пузырящейся жидкостью. — Выпей, это вода из целебного горного источника. Тебе надо набираться сил.
   
    — Пока ты болел, — добавила женщина. — Мы точно установили наше родство. В тебе соединилась кровь хроносов и синекийцев — двух наших великих рас. Теперь мы спокойны за будущее планеты.
   
    — Но тебе предстоит многому научиться, — старик откашлялся, проведя рукой по изрезанному морщинами лицу. — Как только немного окрепнешь, наши наставники начнут заниматься с тобой.
   
    — Забыла сказать, — женщина наклонилась над Сережкой. — Тебе передавал огромный привет Василий.
   
    — Дядя Вася! Он здесь? — удивился мальчишка.
   
    — Теперь он главный инструктор планеты по верховой езде.
   
    — Здорово! — Сережка хотел встать, но ему не хватило сил даже сесть в кровати.
   
    — Лежи, ты еще очень слаб. — строго посмотрев на него, сказал старик.
   
    — А где мой конь? — спросил мальчик, и тут же заметил рядом на тумбочке, белую блестящую монетку.
   
    — Как только ты поправишься, он обязательно вернется.
   
   Старик подошел к стене и открыл большое светлое окно. В комнату прокралось заспанное солнце, согревая всех теплым взглядом. Мальчик поздоровался с ним и улыбнулся. Впереди была новая жизнь, обещавшая кучу открытий и приключений.
   
   Минуло долгих два месяца. По широкой зеленой равнине, среди колышущегося океана трав ехал мальчишка верхом на рыжем коне.
   
    — А давай, удерем завтра к бабушке.
   
    — А как же занятия? — конь повернул к Сережке голову. — Ты же собирался изменить этот мир, или я ошибаюсь?
   
    — Обязательно, вот вырасту, и как законный правитель, издам указ, отменяющий все средневековые предрассудки. Пусть народы планеты сами решают, кто ими будет управлять.
   
    — А зачем ты хотел попасть на Землю?
   
    — Мой наставник, который отвечает за экологию планеты, просил достать немного земных семян.
   
    — Тогда вперед! — согласился конь.
   
    — Ага, — кивнул ему мальчик. — Мы быстро, туда и обратно.
   
   Конь разбежался, раскинув огромные рыжие крылья, поднялся над степью, и, превратившись в маленькую светлую точку, растаял в темно-синем небе.
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   

Александр Mask © 2010


Обсудить на форуме


2004 — 2014 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.