ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Наследие древних цивилизаций

Саша Скрябин © 2015

Художественная наркомания

    — Это была очень толстая и очень длинная змея. Ее пасть была такой огромной, что, казалось, гадина могла в один миг проглотить меня и не подавиться. Я пятился все дальше, не спуская с нее глаз, и зажмуривался лишь тогда, когда она устремлялась ко мне в молниеносном рывке. Но каждый раз мне везло. В пылу боя с армией Волан-Де-Саурона вокруг творилось что-то невообразимое. То пробегающий мимо коротышка-профессор дурниной орал: «УРЯ-А-А!!!», и от его скрипучего тенорка змею начинал бить эпилептический озноб, то, откуда ни возьмись, в голову хладнокровной убийце прилетало заклинание «Оскомиус Кислякус», от чего у змеи сводило скулы, и она прикусывала свой длинный раздвоенный язык. Едва она приходила в себя и готова была снова атаковать, как с ней приключалась новая напасть: профессор Галладриель с флейтой в образе заклинателя змей, Радагаст Бурый с боевым мангустом наперевес, нестиранные трусы Хагрида...
   После ожесточенной схватки с нижним бельем великана змея сменила тактику, она поползла вокруг меня, медленно сжимая кольцо.
    — Девять колец — смертным людям... — зловеще шептала она.
   Гадина подбиралась все ближе, а запах от разодранных ею трусов становился все противнее. Я уже не знал чего опасаться больше: стать проглоченным или задохнуться от вони.
    — ...семь колец — подземным гномам...
   Мне стало так страшно, что я застыл на месте, словно кто-то огрел меня заклинанием «Остолбеней». Я завороженно смотрел, как переливается узор на змеином теле. Как вдруг что-то блеснуло внизу. Среди останков великанского белья.
    — ...три кольца — светлым эльфам...
   Это был конец толстой черной палки, увитый золотым орнаментом. Он сильно был похож на рукоять меча, но я точно знал, что это вовсе не меч. Я схватил его и потянул на себя, как вдруг тело мое обвило огромное живое шершавое кольцо.
    — ...и одно, мое кольцо — тебе, — прошипела змея, распахнула пасть и ринулась вперед.
   Она не могла видеть то, что было у меня в руках. Это была преподавательская указка декана Гриффиндора. Только истинный гриффиндорец мог видеть эту указку, поэтому профессор Макгонагалл могла нормально преподавать только ученикам своего собственного факультета. Для остальных указка была невидимой, поэтому слизеринцы, пуфендуйцы и когтевранцы думали, что профессор стучит по доске с помощью какого-то заклинания. По той же причине указку не видела и змея. Она со всей дури налетела раззявленной пастью на острие. И, кажется, даже не успела удивиться...
   
   
    — А, я знаю, кто ты. Ты — Невилл. Я на прошлой неделе тобою был. Скажи, ты понял, что делала указка Макгонагалл в трусах у Хагрида? Не знаешь? Ну, тогда я расскажу другой сюжетец. Знаете ли вы, что делать, когда Империя наносит ответный Пиноккио? Так слушайте...
   Я джедай, и зовут меня папа Йода. Да, тот самый Йод, исцеляющий хвори, и есть мой сын, а я, стало бы, его папа. Но речь сейчас пойдет не о нем, а обо мне. Я с детства увлекался резьбой и выжиганием по дереву. Любопытные и полные Силы поделки получаются, коль мышца в руке крепка и световой паяльник остёр. Правда, это если Темная сторона не чешется. А когда чешется, то пиши каюк. Вот разок я так разошелся, что целую рощу — в щепки и в дым. А когда дым рассеялся, глядь, а там Буратино стоит. Буратинушка! В полной боевой готовности. Да только смотрит грустно так, жалостно, будто молвить что-то хочет голосом человечьим. Но не умеют комплексы ракетные душу изливать — бездушные они. Гляжу дальше, шастает вокруг малец какой-то в кепке с кокардой имперской.
    — Ты чьих будешь, мальчик, — спрашиваю.
    — Я, — отвечает, — Мидихлориана Скайвокера сын, Пиноккио. И ты ко мне приближаться не смей, потому что болен я Темною чесоткой. Видишь, чего с рощей стало? Это моих рук дело.
    — Врёшь, моих, — обиделся я.
    — Дудки, у меня паяльник вона какой!
    — А у меня...
   Но тут ка-а-ак шандарахнет!!!
   И не стало ни Пиноккио, ни папы Йода. Так вот почему у Буратино такие глаза были, понял я. Аллергия у него на чесоточных.
   
   
    — Буэээ!!! О, простите, никого не запачкал? Наверняка, шельма-трактирщик вместо гасконского машинного масла подсунул бургунское. Куда катится этот мир?! Где те блага, за которые мы пролили куболитры своей солярки. А сколько шестеренок истерто в сражениях с хомосапиенсами. Уж мы их душили, душили, душили, душили... а толку? Какова награда, я вас спрашиваю? Где все те рембонусы за добросовестно отвоеванные битвочасы? Нет же, этому супер-кибер Скайнету Атосовичу мало наших оторванных конечностей и простреленных визуализаторов. Ему подавай барокко и платочки из батиста. Отправляйся ты, говорит, в прошлое, найди там Миледи О’коннор и убей её. А заодно разузнай, как там старый графский пруд, и цветут ли еще там лилии. И вот, представьте, стою я абсолютно голый и гладко выбритый у дверей какого-то трактира. И тут из него вываливается какая-то пьяная особь женского пола и бросает кому-то через плечо на чистом киборгском: «Айл би бэк». Я к ней, и вежливо так говорю: «Мне нужна твоя одежда, шпага и усы» Она снимает с себя перевязь со странной надписью РОННОК’О ИДЕЛИМ и, одевая её на меня, задевает секретную кнопку. Я трансформируюсь, вваливаюсь в трактир и по долгу священного Айлбибэка убиваю всех. Потом она везет меня в какое-то старое поместье с прудом. Я вижу лилии, тут же всё понимаю, и убиваю её. Двери поместья открывает служанка с бейджем О’коннор, и я убиваю её. Следом выбегает собака, у которой на ошейнике написано Миледи, и я убиваю её. Подхожу к зеркалу и вижу, что на мне написано МИЛЕДИ О’КОННОР и убиваю себя. И где, я вас спрашиваю, справедливость?..
   
   
   Благородный слизень Мшистая Шу уже измучилась бессонницей. Монотонное бубнение за окном уже не просто раздражало, но выводило из себя. Если ничего не предпринимать, то — здравствуй мигрень. Шу терпеть не могла мигрень по средам, поэтому решительно стекла на пол и подползла к окну. Три молодых слизня, развалившись на лавке у подъезда, что-то увлеченно обсуждали, побулькивая и попыхивая утробными газами. На первый взгляд они производили впечатление вполне добропорядочных слизняков, но, приглядевшись получше, Мшистая Шу убедилась в ложности своего первого взгляда. Выпучив второй и, на всякий случай, третий взгляд она действительно все поняла. В утробе каждого из подростков бултыхалась запрещенная дрянь — людские книги, видео-кассеты и диски. Уж сколько веков прошло, как вымер человечий род, а их галлюциногенные артефакты до сих пор были в ходу. Шу распахнула окно и зловеще просипела:
    — А ну, ползите отсюда, наркоманы проклятые, а то я сейчас полицию вызову!
   Слизень, у которого внутри бултыхалась книжка о Гарри Поттере и диск про Хоббита, молча сполз с лавки. Так же поступил и его напарник с кассетой про звездные войны и сказкой о деревянном мальчике. И лишь последний, уже уползая, огрызнулся:
    — Асталависта, каналья!
   Мигрень все же началась. Нужно было срочно принять какое-нибудь успокоительное. Ши подползла к комоду и открыла ящик. Оттуда она достала томик «Унесенных ветром» и первый том «Сумерек». Потом достала кассету «Титаник», но тут же вернула её на место.
    — Главное, без передоза.
   И разом проглотила обе книги.

Саша Скрябин © 2015


Обсудить на форуме


2004 — 2018 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.