ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Снимаем кино

Юрий Ванеев © 2018

Восстание рабов

   Текст вашего произ
   
    Командир чувствовал себя подавленным, и было из-за чего: он загубил результаты почти годового полёта и сам корабль, несколько членов экипажа попали в больницу. Его прямо не обвиняли, но холодное отношение к себе он почувствовал.
    Одолевали грустные мысли: «Кого волнует, что на нас напали инопланетяне? Всем плевать, что их было в десять раз больше. На корабле находилась установка телепортации, и это всё меняет! Я попытался выжать максимум из имеющихся возможностей, но что-то пошло не так. Вместе с командой телепортировался домой. На борту остался робот. Боб должен был встретить инопланетян «хлебом и солью», как я — командир — задумал. Корабль заминировали, и роботу оставалось всего лишь взорвать себя вместе с захватчиками.
    Боб знал, что я снял копию с его блока памяти, что восстановлю дома в новом теле, и, тем не менее, не взорвал корабль. Он не уничтожил летательный аппарат, а виноватым оказался командир, то есть я. А главное, установка телепортации досталась чужакам, из-за неё все неприятности».
    Капитан постоянно думал об этом, как оправдывался.
   
    Корабль — дорогостоящее изделие, но капитана упрекали не за его потерю, а за последнее слово техники, что досталась врагу — это возмутило. Они везли установку телепортации, чтобы оставить на планете, которую предстояло осваивать. Взорвись корабль, и всё было бы по-другому: в штабе увидели бы безвыходность положения, не искали ошибок в поступках командира, а гибели корабля даже обрадовались.
    Начальник штаба отправил экипаж в незаслуженный отпуск, а командиру приказал думать, как исправить ситуацию. И он думал: «Легко сказать, но трудно сделать. А я даже не знаю, что произошло на корабле. Робота восстановил, но он помнит лишь то, что помню сам: мы попрощались и всё. На этом расстались и к этому вернулись, когда я оживил Боба в новом теле».
   
    Дети капитана — сын и дочь — выросли и давно покинули отчий дом, создав свои семьи. Никто не тревожил его, даже жена. Супруга почувствовала неладное, но не приставала к мужу с расспросами, понимала, что не сумеет выручить, а любопытством и неумелым желанием помочь лишь посыплет солью рану. Беспечным и всегда невозмутимым был только робот. Капитан оставил его у себя, чтобы помог разобраться, и если не дать совет, так хотя бы раскритиковать его выводы.
    — Я обдумывал варианты, как могло случиться, что ты не взорвал корабль, и остановился на одном сомнительном — другие ещё глупее. Тебя каким-то образом обездвижили и поменяли программу. И ты помог инопланетянам после этого. Такое могло произойти? — спросил он Боба, когда вернулся в кабинет после ужина.
    — Я сразу остановился на этом варианте.
    — Что нужно сделать, чтобы ты отключился на время?
    — Отвлечь, прыснуть краской в лицо. Мне понадобится несколько секунд, чтобы избавиться от неё или перестроиться на восприятие окружающего мира по-другому. Этого времени хватит, чтобы отключить питание.
    — Ну, тогда нужно хоть что-то знать о нас и тебе!
    — Люди болтливы, и вы переговаривались с Землёй открытым текстом.
    — Наша речь для инопланетян абракадабра, и я редко делал это, а говорил лишь то, что вряд ли могло помочь инопланетянам.
    — Зато каждый член экипажа разговаривал с родственниками. Информации выдали столько, что даже язык изучить можно. Для вас это новость?
    — Почему раньше не сказал? Обязан был доложить!
    Робот подошёл к столу и постучал по нему. Палец дёргался хаотично, и дробь получилась нескладная.
    — Что это было? Что я набил? — спросил Боб.
    — Это не азбука Морзе. Я таких букв не знаю.
    — Правильно, я не стукач.
    Брови капитана выгнулись от удивления, но ругаться не хотелось.
    — Юмористом стал, издеваться научился? А как же три правила робототехники? Помнишь такие?
    — Шуток не понимаю, а правила помню, — ответил Боб. — Во-первых, робот не может причинить вред человеку или собственным бездействием допустить, чтобы ему был причинён какой-либо ущерб. Во-вторых, робот должен повиноваться всем приказам, которые отдаёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат первому закону. В-третьих, робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит первому или второму законам. Если подумать, то я не нарушил ни одного.
    Капитан согласился после недолгого раздумья, но проворчал:
    — Пассажиры заняли места, время подошло, а поезд не трогается: никак не могу найти вразумительных объяснений!
    — Крупы и масла в меру, а каша получилась невкусной! — сказал Боб. — Мы — роботы — создания саморазвивающиеся, и могу поддержать любой разговор. Истину получится выяснить только на месте. Об этом думайте, как вернуть корабль с установкой телепортации.
    — Или уничтожить, как минимум. Ты прав, Боб, в моих рассуждениях не хватает соли.
    Через день офицер уже знал, как и что нужно делать, и отправился в штаб с докладом. Он увидел шанс исправить положение и поспешил доложить:
    — Нужно телепортировать роботов на покинутый корабль. Пусть наденут защитные маски и вооружатся. Для чего? Когда им плесканут в лицо чем-нибудь, маски защитят камеры. Если инопланетянам не удастся хотя бы на короткий срок лишить роботов зрения, то всё получится. На корабле восемь кресел для телепортации, и в два этапа смогут переправиться пятнадцать бойцов и я. Справимся.
    Старший офицер ненадолго задумался и согласился с небольшим исключением:
    — Тебе нет необходимости лететь. Инопланетяне чуть ли не в два раза крупнее людей. Человека первым прихлопнут, а роботам даже разгерметизация корабля не страшна.
    — А как же без меня?
    — Боб возглавит операцию. Так, кажется, протеже зовут? Он или ты додумался?
    — Вместе.
    — Старшим полетит твой соавтор. Это не обсуждается. И моли Бога, чтобы он сумел реабилитировать тебя. Потом бочкой машинного масла наградишь, — пошутил начальник. Он поверил в благополучный исход, и поднялось настроение.
   
    Капитан подготовил и проконсультировал группу. Казалось, что учёл всё, но червячок сомнений грыз изнутри, и офицер понимал почему: он жалел, что ему запретили телепортироваться. Пусть во вторую очередь, но очень хотелось попасть на корабль.
    Он не раз мысленно представил операцию, чтобы упредить возможные недоразумения, и прикинул время, сколько понадобится на всё про всё. По подсчётам выходило около двух часов.
   
    Приборы подтвердили, что телепортация прошла успешно, и он начал отсчёт. Прошло два часа, шесть, а потом сутки, но никто не возвращался и даже весточки не подал.
    Через два дня его вызвали в штаб. Капитан отправился на встречу с начальником, как приговорённый на эшафот.
    Генерал встретил его с мрачным видом — и он не ожидал от встречи ничего хорошего. Подчинённый сам начал разговор, признался:
    — Понятно, попытка оказалась неудачной. Я долго думал и, кажется, догадался, что произошло. Даже понял, почему не выполнил приказ старший — так называемый первый Боб. Он же предопределил неудачу при попытке возврата корабля с установкой.
    Кто-то из инопланетян сказал, что они умнее людей и лучше. Этого хватило. Им не понадобилось прыскать краской в лицо Бобу, потому что в силу вступили законы робототехники. Он не смог взорвать корабль и уничтожить существа, которые, как минимум, не хуже людей. Он получил вирус и сам активировал его, а поделиться им с прибывшими роботами не составило труда.
    Генерал недовольно сморщился и сказал:
    — Почти так и было, только наши саморазвивающиеся создания пошли дальше. Сомнения при принятии решения сделали своё чёрное дело: нарушив закон один раз, можно нарушить и в другой, и оправдания для такого поступка найдутся. Эти черти выловили всех гуманоидов на корабле, затолкали в челнок и запустили в космос.
    Несколько часов назад сообщили об этом. Тебя не было рядом, и я адъютанта обругал. Его-то ни за что, и до сих пор стыдно. Такие вот дела. Думаешь, это всё? Отнюдь. Роботы просили не беспокоить их и обещали ответить взаимностью — тоже не напоминать о себе.
    Верховный приказал выкатить мобильную установку в поле и заслать на корабль самую крупную мину из арсенала. Там портал перекрыли, и она вернулась. Грохот даже здесь был слышен. На месте установки появилась огромная воронка. Это предвидели, и жертв не было, но задумка провалилась. Яму оградили, организовали охрану и скоро разместят в ней новую систему телепортации. Она будет работать в ждущем режиме. Когда-нибудь портал откроют, и подарок попадёт по назначению. Но роботы не дураки и наверняка подстрахуются. Сначала мы пожадничали, захотели спасти корабль с оборудованием и отправили десант. Сейчас страдаем от глупости. В штабе думают теперь, как уберечь здешних роботов от вируса, но это уже не моя головная боль и тем более не твоя.
    Старший офицер посмотрел на подчинённого, пожалел, увидев кислое лицо, но вида не подал. Утешать не стал, так как знал, что придётся огорчить ещё больше. Он выдвинул ящик письменного стола, вытащил исписанный листок, положил его на столешницу и подтолкнул в сторону капитана.
    — Подпиши приказ об отставке. Это всё, что смог сделать для тебя: горячие головы считали, что этого мало.
    — Понимаю, — кивнул капитан. Его безразличный голос скрыл эмоции, только лицо окаменело.
    — Вот и хорошо, что понимаешь. Будешь мемуары писать, не забудь поведать об этой истории.
    — Угу! — поддакнул офицер. — По ним кино будут снимать потом. Нет, мультсериал: мультфильмы по определению добрее.
    — Не переживай, когда-нибудь это должно было случиться.
    Капитан задумался, представил, как рисованные человечки суетятся, бегут по космодрому, потому что время старта неумолимо приближается. Корабль прогревает двигатели и иглой взмывает в небо, оставив за собой оборвавшуюся нитку — вытянутый шлейф дыма.
    — Да, когда-нибудь это должно было случиться, — очнулся и согласился отставник.
   
    *****

Юрий Ванеев © 2018


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.