ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Снимаем кино

Компания Тёплая © 2018

Три Маргариты

    — Лариса, — сказал Андрей в трубку. — Если ты не выйдешь через две минуты, мы опоздаем.
   И добавил мысленно: «Если через пятнадцать минут не явишься — к чёрту, приглашу Яблонскую».
   В пятнадцать минут Лариса уложилась. Выскочила из подъезда, процокала каблучками по чистым ступенькам. Тут и тротуар, похоже, шампунем отмывают, дом-то элитнее некуда. А вот как в таких немыслимых туфельках по городу идти от машины до офиса?
   Обдала облаком духов, хлопнула недовольно дверцей. Поехали.
    — Я всё-таки не понимаю, почему я не могу играть сама.
    — Потому что мне нужен типаж, — терпеливо повторил режиссёр то, что объяснял уже раз десять.
    — Потому что Ла Моль, которого утвердили, ниже тебя на три сантиметра. А Генрих Наваррский на четыре! И потому что тебе пришлось бы похудеть на несколько кило, обесцветить твои чудесные волосы...
   «И помолодеть лет на десять, — закончил он про себя. — Прошли те времена, когда сорокалетние играли девочек».
   Лариса подкрашивала губы, разглядывая в зеркальце своё личико — ну не сорока-, тридцатичетырёхлетнее, но ведь ни годом меньше. Андрей не сомневался, что она понимает недосказанное. Андрей неплохо её изучил.
   Но играет отлично и знает себе цену. И Андрея тоже знает. Пятнадцать лет вместе работают.
   
   Две женщины замерли, рассматривая друг друга. Как будущие свекровь с невесткой. Или как две кошки над телом одной птички. Андрей согнал с лица улыбку.
    — Дамы, если вы намерены сегодня подписать договор — подойдите, пожалуйста, сюда, — воззвал работник агентства.
   Лариса ещё раз оценивающе оглядела «тело», отвернулась и направилась к столу. Ни за что не скажет, что ей нравится, а ведь девочка хороша. Тонкие запястья и щиколотки, огромные серые, широко расставленные глаза, «породистые» губы.
    — Вам были отправлены анкеты и копии медицинских документов друг друга. Надеюсь, вы их основательно изучили. Пожалуйста, прочтите текст договора, все ли пожелания включены?
   Андрей вспомнил, как кривилась Лариса, получив анкету, похожую на не очень толстую книжку и узнав, что заполнить её надо быстро. Он знал, что она ни за что не откажется от роли — за такие-то деньги.
    — Тут есть приложение с распорядком дня для моего тела, — вдруг сказала Лариса. — Но нигде не сказано, что вы не будете покидать дома. Я не хочу, чтобы моё тело разгуливало где попало, пока я работаю. Попробуй докажи потом, что это была не я. И гости... Почему здесь нет пункта о полном уединении? Журналисты нам совершенно ни к чему.
    — За отдельное вознаграждение, — ответила девушка, ни на секунду не задумавшись.
   «Смета не резиновая», — раздражённо подумал Андрей. Минут пятнадцать спорили о цене. Ещё битых полчаса ждали, пока перепечатают договора. Кажется, дам это нисколько не утомило.
    — Если вы договорились по основным вопросам, — заявил служащий агентства, — может быть, перейдём к процессу? Аппаратура готова. Не бойтесь, это совершенно безболезненно, может немного закружиться голова. Врачи будут рядом и проконтролируют, чтобы всё прошло как надо, а потом оставят вас. Для вас приготовлены напитки, новая одежда, вы можете находиться в отдельной комнате сколько хотите, пока не освоитесь. А потом пройдёте в общую гостиную — наверняка у вас появится желание обсудить какие-то интимные вопросы, это можно сделать уже в новых телах.
    «Торопится. Боится остаться без гонорара», — подумал Андрей.
   
   *
   Рита уже пять лет зарабатывала деньги, сдавая в аренду своё тело. Учиться после школы не хотелось, а внешность модельная, хоть сию минуту на подиум. Но ростом не вышла. Да и бывший парень уговорил. Ритуля не дура, сразу поняла, что он набивается в альфонсы, и быстренько с ним порвала. Но идею воплотила, как только возраст позволил. Контрактик с агентством, всё анонимно, а клиентов они сами поставляют.
   И эту известную актрису, знаменитость, тоже их агент сосватал. Красавица, прожжённая стерва. Наверное, думала, что Риту легко купить на любых условиях. И девочка должна дышать через раз от счастья, её мордашку в кино покажут, такая выпала честь! Но не на ту напали. Марго считала себя алмазом без огранки, поэтому Ларису смерила уничтожающим взглядом, словно та ей должна миллион.
   Одна в комнате девушка быстро освоилась, к чужому телу привыкать не в новинку. Врачу рукой махнула, чтобы уходил и Ларису позвал. Им же интимные вопросы обсудить надо. Только потом спохватилась, что это её купили и на два месяца она в услужении у барыни. Ничего, два месяца не два года. А деньги хорошие.
    — Можно? — уже переступив порог актрисы, спросила она.
    — Так, — Лариса в теле Риты выглядела не менее уверено, чем Рита в её. — Ты обязана дважды в день накладывать маску на лицо, мой косметолог к твоим услугам. Фитнес-клуб три раза в неделю, и пару тренажёров тебе привезут домой. У моего тренера медицинское образование, он же будет твой вес контролировать. Так что соблюдай предписанную диету. Не забыла?
    — Федоркины задворки, — ругнулась в ответ Рита. — Ты бы хоть оделась, или будешь в моём теле разгуливать голая?
    — Интересно, что ты нового увидела? Запомни: фрукты утром и вечером, тебе всё будут привозить. Ни грамма алкоголя. И ни на шаг из дома. Видела штраф за порчу тела? Сиди мышкой, деточка.
    — А ты в моём теле не вздумай спать с кем попало, видела штраф за беременность?
   Взаимная симпатия набирала обороты.
    — Не хами, деточка. У тебя строгий график с утра и до вечера. Массаж, маникюр, педикюр, ванны с травами и втирания с биоэнергетиками.
    — А у тебя одна забота — не искалечь моё тело, мамочка.
    Лариса поняла, что нарвалась на достойную собеседницу и немного расслабилась. Актриса не выносила скользкого подхалимства, а таких независимых особ даже уважала. И за пятилетний стаж ни одной жалобы от клиентов тоже в плюс этой... как её?
    — Рита, да?
    — Марго.
    — Хорошо. Без официоза лучше. Я Лара. По любому вопросу звони моему агенту.
    — А ты моему.
    — Ах, боюсь, мне будет некогда. Съёмки, работа, понимаешь?
    — Ах, боюсь, у меня тоже времени не останется. Маникюр, педикюр, понимаешь?
   Обе сдержанно улыбнулись.
   
   *
    — Я не умею ездить верхом, — прошипела Лариса. — Да ещё в дамском седле!
    — Умеешь, — заверил Андрей. — Тебе только один эпизод и надо пройти. Остальное сделают дублёры. Раз уж тебе так сильно не нравятся лошади. Ну давай! Ножку, панночка!
   Проклятая зверюга не стояла на месте, так и перебирала копытами. Инструктор прикрикнул на лошадь и подставил Ларисе сложенные в «замок» руки.
    — Колено сюда, — подсказал озадаченный инструктор. — Она, правда, не ездила в дамском седле?
    — Она ездила! — повторил Андрей раздражённо. — Так, расправьте ей платье! Повод держи! Да отпусти же её! Ну-ка!
   Тут, наверху, было очень неуютно. Очень. Проклиная всё на свете, Лариса подёргала кладки нелепой амазонки. Поёрзала, устраиваясь в седле. Кобыла пританцовывала... и вдруг заскакала вперёд. Лариса взвизгнула и хотела ухватиться за седло. Вместо этого рука, будто сама собой, мягко и решительно натянула повод. Лошадь послушно остановилась.
   Лариса удивлённо рассмотрела собственную руку: кто же знал, что вожжи... или как его, повод? — нужно держать вот так, пропустив между пальцами. А в ушах ещё стоял звон шлепка: это Андрей так хлопнул лошадь. Чтобы она поскорее научилась, значит.
    — Женщина с коляской на заднем плане! — кричал Андрей. — Тушу кабана левее подвиньте! Маргарита подъезжает к Генриху, ну же!
   Сама не понимая, как, Лариса тронула кобылу вперёд.
    — Поздравляю вас, сир!
   «Ну кое-кому это припомнится», — подумала она, и эта мысль сделала её улыбку естественной.
    — Снято! — сказал довольный Андрей.
   Лару раздражало всё: комары, избыток свежего воздуха, тело, к которому она никак не могла привыкнуть. Разумеется, в первый же день натурных съёмок у неё начались критические дни. Скорее бы закончилась вся эта «природа».
   Больше всего бесил трейлер, в котором приходилось жить. Андрея обстановка, судя по всему, не напрягала.
    — Лариса, ну только не так! Давай ещё раз снова.
   Андрей опустился на колено. Сказал, как мог, умоляюще:
    — Моя королева, но всё-таки...
    — Всё-таки прекратите, ребёнок, — сказала Лариса и царственным жестом потрепала режиссёра по волосам.
   «Что, если сказать, что я потянула ногу во время твоих скачек? Устрою себе выходной, а ты подождёшь — куда тебе деваться. В Питер бы съездила! Не так тут и далеко...»
   Лариса поймала своё отражение в зеркальце, пристроенном на грубо прибитой полке, и оценила загоревшиеся в глазах огоньки. Поначалу, увидев в зеркале чужие глаза, она вздрагивала.
    — Вот, — обрадовался Андрей. — Так гораздо лучше! Главное, расслабься. Забудь наконец, что тело не твоё.
   Лариса ухмыльнулась, продолжая подглядывать в зеркальце. Улыбка тоже получилась неплохая.
    — Расслабься, — мягко повторил Андрей.
    — Месье де Ла Моль, тут конец эпизода!
    — Ещё не конец, — Андрей удержал её за руку.
    — А кроме того, твой помреж тебя искал. Тебе, кажется, не могут дозвониться, что-то опять с реквизитом.
    — Чёрт! — выругался Андрей. — Что же ты не сказала сразу?
   Лариса расхохоталась, глядя на захлопнувшуюся дверь. Чужому телу Андрей не нравился тоже. Маргарите не нравился! Лариса уже путала свою героиню и ту, чьим телом пользовалась.
   Зато и Ларисе, и Маргарите нравился кое-кто другой, и они не собирались отказывать себе в приключении. Раз уж всё равно приходится жить в лесу.
    — Кстати, — дверь открылась снова, и Андрей смотрел очень хмуро.
    — Я пригласил Яблонскую на роль Екатерины.
    — Но ведь ты обещал — меня? — Лариса даже растерялась. И отметила, что глупое выражение Маргарите очень не идёт.
    — Эта же твоя режиссёрская фишка — похожие мать с дочерью!
    — Я решил, что так будет лучше. Ведь главное — фильм?
   Лариса мрачно закурила. Курить чужое тело не любило тоже, но Лариса была упрямее.
   «Ещё посмотрим», — мрачно подумала она.
   
   *
   Сначала новая жизнь Рите понравилась. Лежи, ешь фрукты, а над тобой хлопочут: то массаж делают, то в тело что-то ультрамодное втирают, от чего, оно, тело, поёт и летает. Да и разглядывать в зеркале новую внешность ей доставляло удовольствие. Лара хороша, вот бы к её годам так сохраниться! Неплохо быть знаменитой актрисой. Рита мурлыкала песенки и поедала вкусные витаминные салаты. Иногда смотрела сериалы. Думать ни о чём не хотелось. Нечасто ей попадались такие клиентки.
   Но через неделю сладкая жизнь надоела. Два месяца заточения — это слишком! Ни подруг, ни своего мужчину не пригласишь. А он уже скучает, милый мальчик Саша. Звонит каждый день, предлагает встретиться. Тайно.
    — Скажи, что просто хочешь переспать с Ларисой, — смеялась в трубку Рита.
    — С ума сошла, Марго? Да я к её телу и не притронусь, мне нужна только ты. — Ага, ага, — веселилась Рита. — Миллионы мужчин её хотят, а ты исключение. Я тебе, конечно, верю.
   Саша обижался, но снова предпринимал попытки уговорить Риту на авантюрную встречу. Он понимал, что Марго никогда не рискнёт большими деньгами. И репутацией. Бизнес, ничего личного. Она же его любит. Да, он понимал, но...
   Про любовь Рита ему наврала, но так приятно в неё поиграть с красивым мальчиком. Любила Рита другого человека, но он не сделал ей предложения, а это означало только одно — разрыв. Макс, какой же ты дурак, любимый, потерять такую девушку из-за идиотского страха расстаться с эфемерным чувством свободы. Ну и летай свободной птичкой, вряд ли встретишь ещё одну такую королеву. Рита грустно вздохнула. Королевой Марго называл её только Макс.
   Ну всё, раз она вспоминает Максима, значит и впрямь ей стало скучно в изоляции. Но если не кривить душой, то вспоминает она его часто, без всякого повода. Эх, где взять силы выкинуть воспоминания?
   «А как интересно получается, — подумала Рита, откусывая яблоко. — Скоро Макс увидит меня на экране настоящей королевой Марго. Защемит у него сердце или я ему стала безразлична? Не верю!»
   Она со злостью отправила огрызок в корзину и опять прилипла к зеркалу. Можно, конечно, согласится на предложение Сашки, и встретиться с ним в обход всех правил. Если бы он только знал, как не нужен Риточке, что он просто появился в её жизни для того, чтобы отомстить Максу. Всё, решено! Пусть это глупая выходка, но Саша поможет ей перестать думать о том, о ком думать нельзя.
    — Алло, радость! Привет-привет. Я вот прямо сейчас захочу свежую рыбу из ресторана. Слетаешь, купишь? Ну да, поработаешь курьером. Костюм поскромнее, улыбочку на лицо натяни, когда в подъезд войдёшь. Кругом видеокамеры. И будет у нас минут двадцать. Что, уже бежишь? Как же тебе нравится эта Лариса! Ладно, шучу-шучу.
   Безрассудный поступок, зато как весело! Теперь нанести макияж, разбросать в беспорядке волосы. И блузочку расстегнуть ещё на две пуговицы. Всё, готово. Проверим твою верность, Сашенька. Я или Лариса? Только клюнь, узнаешь, на что способна настоящая королева Марго!
   
   *
    — Если предложишь устроить пикник, сделаю что-то страшное!
   Молодой актёр фыркнул. Не Ла Моль, конечно; этот мальчик играл Коконнаса — он побрутальнее, и не такой инфантильный.
    — А чем так плох пикник?
    — Федоркины задворки! — рыкнула Лариса и сама засмеялась. Вот привязалось же чужое глупое ругательство.
    — Не бойся. Тут в двадцати километрах есть неплохое местечко. Вечером покажу!
    — Отлично! — воодушевилась Лариса. — Тогда до вечера!
   Неплохое местечко скорее всего какой-нибудь зачуханный ресторанчик, но на безрыбье сойдёт. Она позволила себя поцеловать. Потом вырвалась и побежала туда, где мелькали сквозь деревья трейлеры, ставшие за последние недели до боли знакомыми. А бежалось легко. Тело Ритки ничего так, натренированное... да и вообще ничего. Стоит своих денег.
    Даже не запыхавшись, она подлетела к захламлённому трейлеру — гримёрка, совмещённая с костюмерной. Очередь и разделение полов кое-как соблюдаются. И была остановлена голосом Андрея:
    — Сегодня снимаем эпизод с польскими послами, потом у тебя перерыв. Ты же хотела в отпуск?
   Спорить было бесполезно. Гримёрша смотрела с сочувствием, и это сочувствие особенно злило.
    — Нелёгкий у вас хлеб, — посочувствовала гримёрша. — И ещё это тело чужое...
    — Как у проститутки, не тяжелее, — машинально ответила Лариса. Хотя проституткой была не она, а Ритка: сдаёт тело каждый месяц в новые руки. Да какая разница, в каком теле сниматься, если за это платят! Ведь он обещал, что роль Екатерины — тоже её!
    — Я когда-то хотела стать актрисой, — вставила гримёрша. Как будто Лары это касается. Хотя... Лариса ещё раз оглядела гримёршу. Интересная женщина, даже ещё и сейчас, хотя ей явно больше сорока. И за собой следит. Но тело, это далеко не всё...
   А ведь Екатерине Медичи не сорок лет, гораздо больше.
    — А могли бы вы загримироваться под шестидесятилетнюю?
    Лицо гримёрши стало обиженным. Лариса засмеялась.
    — Послушайте, — сказала она проникновенно. — А вы не пробовали менять тело? Вот на такое молодое, красивенькое, как у меня сейчас? А?
   
   *
    — Я всё-таки не понимаю, что скажу Андрею Игоревичу...
    — С Андреем я сама поговорю, — Ларису больше занимала парковка. — Скажу, что его кандидатка отказалась, а агентство предложило вас.
    — Но он узнает моё лицо!
    — Вспомнит вас? Да ни за что.
    — Но ваше-то он узнает, если заглянет в гримёрную!
    — Вот это да. Вам придётся прятаться.
   Это действительно была авантюра. Но не могла же Лара допустить, чтобы роль досталась другой!
   Приятный брюнет отпрянул, когда она закрывала машину, и церемонно поклонился.
   «Уставился, будто она тень отца Гамлета», — успела подумать Лариса. Ей было не до поклонников. Она тащила к агентству нерешительную гримёршу, как собаку на поводке.
    — Я Маргарита Алова, — представилась она. — Мы сегодня расторгли договор с известной актрисой Ларисой Сотниковой. Проверьте, пожалуйста. И вот, у меня прямо сегодня новый клиент. Обычно я так не делаю, чтобы из огня да в полымя. Но сегодня случай особый.
    — Минутку... Да, запрос на досрочное расторжение договора был, но у меня записано, что он приостановлен.
    Лариса выругала себя за то, что плохо подготовилась. Это было как на сцене, когда выстрел прозвучал не вовремя, а партнёр как раз повернул пистолет дулом к себе. Лариса независимо задрала подбородок.
    — Молодой человек, вы наверняка не пробовали на себе, что такое досрочное расторжение! Узнаю, что возврат тел произойдёт автоматически через полтора часа. Полтора! Выскакиваю из ванны, несусь на установленное место встречи, жду... и оказываюсь в своём теле в чужом шикарном автомобиле и этом ужасном платье. — Лариса привстала, чтобы продемонстрировать платье от Кардена. Служащий хлопал глазами. Видимо, старался представить, как мокрая девушка в чужом платье бегает по городу.
    — Автомобиль пришлось вернуть хозяйке, конечно же. А вы говорите — ничего не знаю! Я не жалуюсь, именно за это мне и платят деньги. Но взять новый заказ я могу хотя бы? Вот, встретила новую клиентку. У неё срочное дело.
   И она рассказала наспех состряпанную историю.
    — У этой дамы больна мать. И у матери... ну, идея, — Лара замялась, изображая смущение. — Она так хочет, чтобы её внук женился. А внук жениться не собирается, да и на ком он женится вот так сразу? Этой невестой стану я. Точнее, моя клиентка в моём теле. Уж она знает, какая девочка понравится бабушке!
   Она так взглянула на гримёршу, что та торопливо произнесла:
    — Конечно. Невеста должна быть такой, какой она меня воспитывала. Я сумею такую изобразить. И к тому же буду такой красавицей, — она в свою очередь посмотрела на Ларису.
    — Мама будет счастлива.
   Но работник агентства уже пришёл в себя.
    — Я не хочу быть препятствием в вашем бизнесе, госпожа Алова, но я тоже должен вести дела аккуратно.
    — Я не понимаю. Ведь на такой случай и предусмотрено экстренное расторжение договора! Если я не Алова как вы, по-видимому, думаете — разве ей не вернут её тело при первой же жалобе?
    — Да, такой случай предусмотрен. Скажите, пожалуйста, кодовую фразу, которую вы назвали при оформлении договора.
   Попалась. Лариса даже зажмурилась с досады. Сейчас придётся каяться и уходить. Говорят, провалы закаляют... в ранней молодости...
    — Федоркины задворки, — сказала она с досадой.
    — Совершенно верно, — с видимым облегчением сказал служащий. Лариса поспешно опустила глаза. Так это и есть кодовая фраза? Даже актрисе со стажем непросто скрыть такое торжество!
    — Скажите... Я подозреваю, этот договор может затянуться... Возможно ли будет менять тела неоднократно? Мало ли что понадобится...
    — Разумеется. Повторное воплощение физиологически намного легче, поэтому вторичная процедура удешевлена до предела.
   Теперь Лара заулыбалась открыто. И радостно.
   
   *
   Саша приехал сразу, словно и не жил в другом районе. Словно дежурил возле Ритиного подъезда. Только в ресторан сгонял за рыбой, которая по контракту не запрещалась. А, может, так оно и было, дежурил.
   «Вот же загорелся, — усмехнулась Рита про себя. — Мной? Ларисой? Смотрит-то как! Съест сейчас, не подавится».
   Не успела она подумать о Саше что-то ещё, как рыба в ресторанной упаковке полетела в сторону, Саша оказался рядом и заключил Риту в страстные объятия.
    — А где «здравствуй, любимая»? — поинтересовалась Рита, не пытаясь прекратить поцелуи в шею и плечи. — Сашка, ты что, с цепи сорвался?
   Руки, которым прежде такого не позволялось, уже стискивали тело, а шепот одурманивал:
    — Любимая, ты... сводишь с ума... я... молчи... только молчи... я люблю тебя...
   Она и не знала, что милый мальчик может быть таким горячим. Ха, мальчик! Ему за тридцать. Но что он с ней делает? Нашёл точку за ушком, целует, руки уже снимают лифчик, и блузка ему не мешает. Конечно, Рите надо его оттолкнуть, но если позволить ещё пару поцелуев... или больше... или...
   Оказавшись на руках, она не стала сопротивляться. Туфельки со стуком свалились с ног, как башмаки в песне. Почему надо сопротивляться? Потому, что это у них в первый раз? Потому, что Рита не знает, кого он сейчас хочет — её или Ларису? Да какая разница? Она сейчас забудет о Максе, уже забыла...
   Только чьё имя она прошептала в забытье? А чьё Саша? Всё перепуталось, смешалось, исказилось в кривом зеркале.
   
   *
    — Саш, я тебя не люблю, — тихо сказала Рита, желая всё разложить по полочкам. Она толком и не оделась, успела лишь слегка отдышаться после урагана страсти. — И ты меня не любишь, глупый мальчишка. С ума сходишь по Ларисе. Тогда объясни — зачем? Я не она.
   Рита погладила его черные волосы, чтобы смягчить слова. Саша не открывал глаз. Но ответил:
    — Марго, ты красивая, ты мне очень нравишься.
    — Но?
    — Без «но». Хорошо. Но когда я увидел тебя в этом теле...
    — Дальше не продолжай, — оборвала Рита. — И, знаешь? Я на тебя нисколько не обижена. Мы оба играли, правда? Я хочу забыть другого, ты хочешь быть с Ларисой. И мы оба не получим то, что хотим. Поэтому повторения не будет. Согласен?
   Он всё же открыл глаза и посмотрел на Риту внимательно:
    — Кто такой Макс?
   Рита подёрнула плечиком:
    — Человек. Которого я должна забыть. Нелепо, но он называл меня королевой Марго. Давно, до фильма... Вы оба любите ненастоящих королев, мальчики. Или нет, он меня не любит, иначе женился бы на мне. Но ему дороже свобода. А ты, Сашенька, ну зачем влюбился в недосягаемую женщину? Какие вы глупые!
    — Она настоящая королева, — неожиданно сказал Саша и притянул Риту к себе. — И ты настоящая королева Марго. Сейчас я обращаюсь к тебе, а не к Ларисе. Не знаю твоего Макса, но я бы тебя не отпустил.
   У Риты слегка закружилась голова. Опять захотелось представить, что это руки Максима. Но нельзя. Хватит! И так она позволила себе слишком много. Вычеркнуть из памяти, выдернуть из сердца, растоптать!
    — Уходи скорее. Курьеры не задерживаются надолго.
   Саша нежно погладил её по плечу:
    — Не волнуйся. Консьержка знает, что у меня три заказа в вашем подъезде. И все из ресторана. Представь, я хорошо подготовился. Завёл друзей среди твоих соседей.
    — Когда? — удивилась Рита.
    — Когда узнал, чьё тело станет твоим на время. Прости. Простишь?
   Рита рассеянно кивнула. На что обижаться? Сама же рассказала. И сама позволила Саше воспользоваться чужим телом. Потому что так же использовала его. Чем она лучше? Девушка грустно вздохнула.
    — Я буду бороться, — спокойно произнёс он. — И ты будешь. Я тебя знаю, королева Марго.
   Она вздрогнула. Его слова обожгли. Расслабилась на несколько минут, забыла, кто она.
    — Я не бегаю за мужчинами, — резко сказала Рита, отстраняясь.
    — Тебе и не придётся, — уверенные руки снова привлекли её. — Он сам прибежит. Оставайся собой. В любом теле. И увидишь, я тебе обещаю.
   От этих слов почему-то потеплело, и Рита прижалась к Саше, зная, что страсть уже прошла и не вернётся.
   
   *
   Прошёл месяц добровольного заточения. Рита не выкидывала больше номеров, не позволяла себе больше ничего лишнего, примерно выполняла свою работу. Маски, маникюр, диета. И что на неё тогда нашло, с Сашей? Рискнула всем: репутацией, гонораром, могла запросто и из агентства вылететь. Хорошо, всё обошлось.
   Рита поправила повязку на волосах и подошла к тренажеру. Что ж, барыня изволили сохранить фигуру. А Ритуля не против, ей нравились такие пробежки. По улице бегалось лучше, но издержки профессии, федоркины задворки! Ладно, Лара заплатила, пусть получит своё тело в форме.
   Но сделав несколько шагов и перейдя на лёгкий бег, Рита вдруг почувствовала тошноту. Остановившись, она слезла с тренажера и села на стул. Что она такое съела? Все продукты свежие, свежее не бывает. Да в жизни она не питалась такой здоровой пищей. А тошнота снова подкатывает к горлу.
   «Не может быть! — с ужасом подумала Рита, отгоняя догадку. — Нет, нет, нет!»
   Она встала и быстро добежала до комнаты, где хранила аптечку. Тест. Сейчас выяснится, что догадка неверна, ничего такого не может быть...
   Через пять минут Рита плакала, уткнувшись в подушку. Тело Ларисы плакало, от слёз появляются морщины, но Рите уже было всё равно. Беременна! Это приговор. От нелюбимого мужчины, в чужом теле... что может быть хуже?
   Но Рита не была бы собой, если бы позволила слезам заглушить голос разума.
   «Думай, девочка, думай, королева Марго», — прозвучало у неё в голове. — «Назвалась королевой — действуй. Королевы не плачут. Они казнят и милуют. Ищи выход».
   А какой выход? Первое, что пришло на ум — позвонить Саше. Он теперь редко звонил, но расстались они очень тепло. Но главное, он отец ребёнка. И должен об этом узнать.
    — Саша.
    — Да, Марго!
    — Ты сядь или лучше ляг. Знаешь, что мы натворили?
    — Если ты о наших отношениях, то...
    — Да нет у нас никаких отношений! Прости, я не хотела кричать. Ты стал мне близким человеком, Саша. Но не настолько близким, как...
    — Я понимаю.
    — Хорошо. А сейчас приготовься. Я жду ребёнка.
   Пауза медленно перерастала в вечность. Если Саша не поддержит...
    — Ритка! Дорогая, повтори!
    — Ты что, рад? — недоверчиво спросила Рита.
    — Марго, я счастлив! Ты... то есть Лариса беременна от меня? У нас будет ребёнок? Скажи ещё раз!
   Рита просто не знала, как реагировать. Она так несчастна, а он счастлив?
    — Саш, ты хоть понимаешь, что я потеряю работу, заплачу огромный штраф и стану нищей. А твоя Лариса, скорее всего, избавится от ребёнка.
   На этот раз Саша ответил быстро и решительно:
    — Я ей не позволю. И не дам тебе потерять работу.
    — Ты волшебник, что ли? — усмехнулась Рита. — Не представляешь, какую стерву любишь. Для неё главное карьера, а таких, как ты... извини, у неё сотни. Думаешь, почему она в тридцать четыре года ещё не замужем и детей у неё нет?
    — Всё, перестань, — перебил её Саша. — Лариса просто не знает, что ждала меня. И ты не нервничай. Ничего не делай. Когда заканчивается ваш договор?
    — Через три недели.
    — Немного.
    — Саш, ты не волшебник, ты...
   Ей очень хотелось его обозвать, но что-то мешало.
    — Сиди и жди. Всё будет хорошо.
   «Да уж, — тошнота подступила с новой силой. — Лучше некуда».
   Рита отключила связь и решила себя чем-нибудь отвлечь. Думать о будущем было страшно. Она подошла к компьютеру и открыла почту. Пусто. Она знала, что ждала.
    — Ты будешь бороться, — сказал тогда Саша.
   Он ошибся. Не будет. Но кое-что сделает.
   
   *
    — Я не узнаю вас в гриме, — сказал Андрей озадаченно. — Вы решили показаться мне в полной, так сказать, готовности?
   Актриса величественно наклонила голову:
    — Я и платье подобрала. В вашей костюмерной. Это плохо?
   Это не плохо, подумал Андрей, это странно. Этак они начнут менять тела чаще, чем тряпки. Образ для Ларисы он хотя бы сам подбирал. Хотя эта неплохо смотрится в этом зале с позолотой. Вкус у неё есть, ничего не скажешь.
    — Давайте попробуем, — сказал он сухо. — Подойдите к окну. Там Варфоломеева ночь, я — король Наваррский. Спросите, обращён ли я уже в истинную веру.
   Он недоверчиво смотрел в её спину. Спустя грамотно взвешенную паузу, женщина медленно повернулась. Взглянула в упор.
    — Ну что? Это свершилось?
    — Хорошо, — согласился он. — Теперь — вы мечтаете меня отравить. Поздоровайтесь со мной.
   Актриса не стала здороваться. Но улыбнулась так, что по спине режиссёра прошёл настоящий холодок.
    — Вы можете начать работать уже сегодня? — спросил он, стараясь говорить сдержанно. — У нас все сроки горят.
   К концу недели он уже не скрывал восторга. Для Ларисы это была нелёгкая неделя. Гримёрша, которую она уговорила заменить себя на съёмочной площадке, паниковала. И, хотя ей надо было поучаствовать в двух эпизодах без слов, держалась так скованно, что Андрей поджимал губы и радовался, что пригласил Яблонскую по крайней мене на роль Екатерины. Лариса скрипела зубами. Игравший Коконнаса актёр был удивлён, что его гримирует звезда родного кинематографа — пришлось срочно сочинять для него и других историю про глупое пари. Вроде бы Лариса поспорила с Анной Карловной, что с её работой справится всякий, кому доводилось мазать кремом собственное лицо.
   Наконец Анна Карловна отправилась в отпуск, оставив вместо себя сменщицу и пообещав Ларисе мгновенно представить тело, как только Андрей вздумает снимать очередной эпизод с Маргаритой. Целовать отрезанную голову она отказалась.
   И тут Андрею донесли, что Лариса поставила в контракте собственную подпись, а не подпись Яблонской. Эксперт придрался бы к этой подделке. Андрей молчал целую минуту. Потом его голос услышали на другом конце лагеря и потом долго смаковали каждое слово.
   Лариса подождала, пока он проорётся, и спокойно произнесла:
    — Андрей Игоревич, вас обманули. Вам подсунули гораздо лучший товар.
   И удалилась.
   Назавтра съёмки продолжались как ни в чём не бывало, а любители бесплатных развлечений обошлись привычной пикировкой:
    — Лара, ты бесподобна! Когда ты улыбаешься, и в самом деле три дня не хочется есть с перепугу! И пожилое тело тебе больше подходит.
    — Я играла бы ещё лучше, Андрей Игоревич, если бы вы играли Генриха Наваррского. К сожалению, вы не актёр, даже эпизоды с вашим участием никуда не годятся. И, увы... Фильм не из тех, которые номинируют на «Оскар».
    — Я хочу снять фильм, который зрители будут смотреть снова и снова. Остальное мне не важно.
   Лариса ухмылялась.
   
   *
   Сколько бы переживаний не выпало Рите в последние дни, но письмо с ссылкой на трейлер фильма «Королева Марго» обрадовал. Небольшой видеоролик, состоящий из нескольких зрелищных фрагментов, сразу очаровал. Это не тот трейлер, который запустят в целях рекламы, это маленький подарок от режиссёра. Андрей Игоревич обещал, что если Ритино тело оправдает надежды, ей пришлют подарочное видео. В сеть его выложить нельзя, стоит блокировка, но полюбоваться можно.
   Маргарита в её теле оказалась бесподобна, всё-таки Лариса талантливая актриса, не отнять. Рита с трудом узнавала себя в великолепных залах дворца. И как ей идут все эти роскошные платья! Или это Лариса умеет их носить так, что Рита видит ту самую королеву Марго на экране? Не важно. Важно другое. Вот она — настоящая королева!
   Быстро пересмотрев, она отправила ролик Максу.
    — Если прощаться, то красиво, — сказала Рита его фотографии. — Запомни меня такой.
   Что она чувствовала? Удовлетворение? Злорадство? Грусть? Всё вместе и ещё что-то щемящее, как скулёж выброшенного под дождь щенка. Нет, она не позволит себе это чувствовать! Рита выпрямила спину. У неё другие проблемы, поважнее. Фильм почти снят, завтра заканчивается договор с Ларисой. Выхода нет, пора прощаться с работой. На штраф уйдут последние деньги, но Рита готова. Готова начать всё с нуля. И никто ей не помешает. Но как же хочется спать. Это ребёнок... Её? Ларисин? Их общий...
   Она не заметила, как прошло два часа. Её разбудил звонок в дверь. Нехотя поднявшись, Рита добрела до домофона и посмотрела на экран. Сон как рукой сняло. Макс! Что он здесь делает? Зачем пришёл? Ничего не понимая спросонья, Рита кинулась в ванну, брызнула в лицо холодной водой. Наскоро вытерлась и зачем-то подкрасила губы. Мысли лихорадочно скакали.
   «Мне приснилось, что мы расстались. Нет же, мы расстались наяву. Зачем ты пришёл, Максим? Ролик. Ты увидел его. И что? Я всё равно ушла от тебя».
   Она добежала до двери и нажала кнопку. Оглянувшись, увидела в зеркале чужое красивое лицо, пока ещё стройную фигуру в джинсах и в черной кофте и... передумала.
    — Уходи, — сказала Рита.
    — Впусти меня, — слишком знакомый голос.
    — Нет. Уходи.
   Рита отключила связь и медленно вернулась в комнату. Слёзы не вернулись.
   
   *
   На следующий день к Рите никто не приехал. И ещё через день тоже. Недоумевая, в чём дело, Рита перечитала договор. Да, вот он, вчерашний день, отмеченный, как завершающий. Вчера должен был состояться возврат тел первоначальным владелицам. А тело ей не вернули. Это значит... это значит, что Лара тоже нарушила правила. Рита чуть не завизжала от радости, когда поняла, как ей повезло. Теперь Лариса сто раз подумает, прежде чем подать в суд на Марго. Встречный иск и скандал знаменитой актрисе точно не нужны.
    — Лара, я почти люблю тебя, — пропела Рита, переполненная благодарностью к талантливой клиентке. И тут же испугалась. — А с тобой, то есть, со мной ничего не случилось? Ты жива?
   Быстро набрав номер Лариного агента, Марго услышала:
    — Не беспокойтесь, госпожа Алова. Моя клиентка, госпожа Лариса Сотникова жива и здорова. К тому же вы лично расторгли договор. У вас есть претензии? Я немедленно свяжусь с госпожой Сотниковой и уточню детали.
    — Подождите, — опомнилась Рита. — Не отвлекайте актрису Сотникову по таким пустякам. Не звоните ей, у меня нет претензий, я интересуюсь фильмом.
   Агент с облегчением вздохнул. А Рита осторожно поинтересовалась:
    — Я забыла. Не подскажите, какого числа мы расторгли договор? — она едва не спросила: зачем я это сделала, но прикусила язычок.
    — Девятого числа этого месяца, — невозмутимо ответил молодой человек.
   «Так давно!»
    — Спасибо.
   «Ну и стерва же ты, Лара! Готовься к встрече, мамочка».
   
   *
   Не задумываясь, Рита поехала на съёмки фильма. На площадку её пропустили без проблем, стоило ей сказать, что она и есть Сотникова. Сразу стало понятно, что с Ларисой никто связываться не хочет, даже охрана.
   И меньше всего ожидала увидеть «себя» в гримёрной. То, что снимают уже не её тело, Лара играет Екатерину Медичи, она знала. Но что её тело теперь принадлежит гримёрше — оказалось сюрпризом. Охранник сейчас опомнится, позвонит актрисе и поинтересуется, что происходит. И Рита сразу перешла в наступление. План тоже возник моментально:
    — Значит вот оно где, моё тело. А вы кто?
    — Анна Карловна я, — пролепетала гримёрша.
    — Медичи? — догадалась Марго.
   Гримёрша кивнула.
    — И вы в курсе, что нарушили закон, расторгнув со мной договор и не заключив новый? Вы по праву владеете моим телом?
    — Я... я не знаю, — бедная Анна Карловна побелела, как простынь.
    — Нет. Вы его украли. И ответите по закону. Штрафом не отделаетесь, не надейтесь.
   Ритино тело покачнулось и закатило глаза.
   «Хватит. Доведу себя до инфаркта» — решила она и, снизив голос, произнесла:
    — У вас, Анна Карловна, две дороги. Одна в тюрьму, другая в телообменник. Возвращаете мне моё тело, получаете тело Ларисы, и я забываю об этом неприятном инциденте. Но решайте немедленно, у меня срочный заказ.
   Марго дала гримёрше ещё две минуты на охи и ахи, потом постучала ноготочками по столу:
    — Что решили, уважаемая?
    — Я... я согласна. А как же Лариса?
   Марго рассмеялась:
    — Да вернёте ей тело после фильма, в чём дело? А сейчас немедленно в машину. У меня время — деньги. Прошу за мной.
   «Хорошо, что я эти деньги взяла, — подумала Марго. — До агентства хватит. А что я там навру? Федоркины задворки! Ладно, по дороге придумаю».
   В голову всю дорогу лезли сложные комбинации, но когда машина остановилась возле агентства, Рита улыбнулась: «Всё гениальное просто!»
    — Я Маргарита Алова, — представилась она, не подозревая, что не так давно агент уже слышал эти слова. — Сегодня мы хотим заказать повторное воплощение. Тела Ларисы Сотниковой и Анны...
    — Борисовой, — подсказала гримёрша.
    — И Анны Борисовой, — повторила Рита. — Сколько это будет стоить?
    — Минуточку, — агент радужно улыбнулся. — Я уже имел удовольствие сообщить вам, что вторичная процедура почти бесплатна. Вот, посмотрите, — он повернул к ней монитор, на котором обозначилась сумма.
   У Риты отлегло от сердца.
    — Хорошо. Я заплачу сейчас же. Но мне... нам нужно сделать всё быстро.
    — Снова срочный заказ? — понимающе кивнул агент.
    — А? Да. Очень срочный.
    — Жаль, что вы не всегда обращаетесь к нам, госпожа Алова, — слегка печально произнёс агент. — Понимаю, раз вы в теле госпожи Сотниковой, это она отвезла вас в другое агентство. Но сравните расценки! У нас самые низкие цены.
    — Богема есть богема, — как можно беспечнее махнула рукой Рита и заверила. — Лично я буду обращаться только к вам.
   Улыбка агента стала ещё шире. И Рита решилась:
    — Мы работаем с вами вместе уже пять лет, могу я попросить вас об одолжении?
    — Разумеется.
    — Избавьте меня на этот раз от медицинского осмотра. Мой новый заказ не терпит ни минуты отсрочки!
   Мужчина хотел возразить, но взглянув на Риту, подвинул ей бумаги.
    — Подпишите. Но прежде кодовая фраза, госпожа Алова.
   Марго откровенно расхохоталась:
    — Федоркины задворки!
    — Совершенно верно. Подписывайте. И вы, госпожа Борисова.
   «Я-то подпишу», — подумала Рита. — «А откуда ты, Ларочка, узнала мою фразу?»
   
    *
   Тело было — как разношенные тапочки или уютный мягкий халат. И всё-таки — чужим. Вот что бывает с теми, кто предаёт собственное тело. Отдаёт чужому человеку и не вспоминает вовремя! И винить некого. Дух авантюризма завёл её слишком далеко.
   Ничего, говорила себе Лариса, стоя с голым животом перед зеркалом. Вот и тошнота прошла, и скоро можно будет забыть об этом. Хорошая клиника, безболезненная операция. Легче, чем зуб выдрать, потому что под наркозом. Зато эта дрянь останется безнаказанной. Только потому, что Лариса побоялась суда! Лариса ходила по комнате, забыв одеться. Снова остановилась перед зеркалом. Разве это она? Что с ней случилось, если она готова простить соперницу?
   Она подняла брошенную на диван блузку.
   Через полчаса актриса ворвалась в чужую квартиру, толкнув незапертую дверь.
   «Вот как, впускаешь меня без вопросов? Ну сейчас я доберусь до твоего личика! И волос, уж извини, если плохо за ними ухаживала!»
   Девушка, которую Лариса привыкла видеть в зеркале, остановилась в дверном проёме. Она смотрела без вызова, со спокойным вопросом.
    — Что? — спросила она. И Лариса вдруг замерла, как её отражение — они ведь, в самом деле, стали похожи...
    — Я хотела узнать, кто отец ребёнка, — спросила она неожиданно для себя.
   И тогда, деликатно отодвинув Риту, в дверь протиснулся брюнет с показавшимся знакомым лицом. Он смотрел на Ларису спокойно и грустно.
    — Это я, — сказал он.
    — Твой любовник? — с вызовом спросила Лариса у Риты, стараясь не встретиться взглядом с парнем.
    — Нет, — легко ответила Рита. — Твой. Во всех смыслах. Твой Саша.
    — Ещё не хватало, — начала Лариса и осеклась. Мой?! Саша? Красивый парень. А смотрит как...
   Парень подошёл ближе и вдруг опустился перед ней на одно колено:
    — Я люблю вас, Лариса.
   Любит. И что ей с этим делать? Для начала не прятать взгляд. И не искать причины убрать его руку с живота.
   «Надо же. Я только что познакомила родителей ребёнка», — про себя улыбнулась Рита.
    — Претендую на роль крёстной, — добавила она вслух, тоже прижав ладонь к животу Ларисы.
    — Претендую на роль мужа, — ласково произнёс Саша.
   «Решается твоя судьба», — в смятении Лариса тоже мягко коснулась живота. И впервые за долгую жизнь она ответила, не играя:
    — Претендую на роль мамы, жены и... подруги. Новые для меня роли: никогда не дружила, не рожала и не выходила замуж. Думаете, справлюсь?
    — Не сомневайся, — Саша поднялся и обнял Ларису. — Я помогу, — добавил он шепотом.
    — Ребята, если родится девочка, назовите её в честь меня, — неожиданно попросила Рита.
    — Ещё одна королева Марго? — в один голос спросили оба и рассмеялись.
   
   *
   «Похоже, всё это кино затевалось ради тебя, малышка».
   
   

Компания Тёплая © 2018


Обсудить на форуме


2004 — 2018 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.