ПРОЕКТЫ     КМТ  

КМТ

Снимаем кино

Павел Семененко © 2018

ПЕРСОНАЖИ

   Над Кремлём давно зажглись звёзды, среди которых одна — большая, красная — будто бы из зависти светилась ярче своих небесных сестёр.

   «Это что-то немыслимое! — кричал корреспондент с экрана телевизора в зале заседаний. — Это Глеб Жиглов! Нет, не Владимир Высоцкий, сыгравший одноимённую роль в знаменитом фильме, а именно Глеб Жиглов! По крайней мере он сам так утверждает...»

   — Какие будут предположения? — сказал главный, нажав кнопку MUTE на пульте.

   Он прибыл на заседание Совбеза РФ далеко за полночь: усталый, сонный и заметно ко всему индифферентный.

   — Может, это провокация американцев? — спросил председатель Госдумы.

   — Вы что, новостей не смотрите? — уставился на него глава внешней разведки. — В США появилисьМстители в полном составе, Бэтмен, Охотники за привидениями и комиссар Коломбо. И если последние только забавляют публику нелепыми заявлениями, то Мстители практически парализовали работу полиции и нацгвардии — они как они сами выражаются «творят правосудие».

   — А нам эти их... мстители... как-то угрожают? — уточнил министр обороны.

   — Пока нет, но в будущем может возникнуть ситуация...

   — Короче, — прокашлялся главный. — Я вот в докладе прочитал: в Великобритании появился Гарри Поттер и Шерлок Холмс, причём, в образе Василия Ливанова. Во Франции горбун Квазимодо скачет по крышам, чем приводит в неописуемый ужас туристов. В Японии вот, в Китае... Появляются персонажи кино, из плоти и крови.

   — А может это какой-то косплей? — предположил глава МИД, потушив сигарету. — Ну, знаете, ребята по всему миру наряжаются в любимых героев.

   — Исключено, всё очень даже реально, — подал голос глава ФСБ. — Вы, видимо, доклад вверх ногами читали, да?

   — Вообще не читал, признаться, — кашлянул МИД. — Опоздал. Виноват. Исправлюсь.

   — Вчера задержали Д, Артаньяна, — продолжил глава ФСБ. — Мы его из чертановского отделения полиции забрали, он со шпагой на продавца шаурмы напал. Каналья, тысяча чертей, ну вы понимаете, да? Пригласили Боярского. Посадили их рядом. Беседовали, опыты проводили, беседовали с пристрастием... там в докладе написано. У них при стопроцентном внешнем сходстве группа крови разная. Это абсолютно автономные личности, не клоны, не какие-нибудь... Персонажи — да, актёры — нет. И чтобы вы могли убедиться, — он кивнул стоящим у входа агентам. — Пожалуйста, приведите.

   Двери открылись и в зал вошли двое мужчин, один высокий и худой, другой приземистый, коренастый, оба в каких-то грязных обносках. Как вдруг оба присели, развели руки и сказали: Ку!

   — Нда... — вздохнул главный.

   — Верните пепелац, — робко проговорил высокий.

   — И гравицапу! — хрипло добавил коренастый.

   — Что будем делать? — устало спросил главный, махнув рукой, чтобы задержанных увели. — Вы вот Боярского отпустили, а он бучу в СМИ поднял. Утверждает, что сыгранный им персонаж — это его собственность, и хочет получить его обратно. Это ведь что? Это ведь бардак, неразбериха. Откуда они берутся? А?

   — Работаем, — смутился глава ФСБ.

   — Денно и нощно, — поддержал его глава внешней разведки.

   — Плохо работаете, — сверкнул глазами главный и продолжил. — Что с ними делать, с этими персонажами? Какой правовой статус им дать? Если они люди, то как их идентифицировать и какими правами наделять? Если это... хм... одушевлённые предметы, скажем так, то кому они принадлежат и кто несёт ответственность за их действия? Нельзя допустить волнений в обществе.

   — Я думаю, во всём виновата несистемная оппозиция, — впервые за всё время заговорил глава Правительства, но его предположение даже не стали комментировать.

   — Это ведь кто угодно может появиться: Штирлиц, Фантомас, Алиса Селезнёва, Доцент...

   К главному подошёл пресс-секретарь и что-то долго нашёптывал ему на ухо.

   — В Японии появилась Годзила, — объявил главный совету. — Как хорошо, что у нас всякое такого не снимали.

   — Бондарчук недавно про инопланетян что-то снял... Я с внучкой в кино ходил, не помню, как фильмназывается, — сказал глава МИД.

   — Есть мысли, почему они появляются? — спросил главный.

   — Может, потому что мы перестали мечтать? Вспомните, в детстве найдёшь палку, крышку от банки у мамки стыришь, проденешь и всё — шпага готова. Полстраны были мушкетёрами, а другая половина — Д, Артаньянами. А сейчас? Кому он нужен? Боярскому разве что. Дети живут в гаджетах. Дети не знают, кто такой Ленин и чем он занимался, хотя его труп у нас на главной площади страны лежит. Им нет дела не до чего. Старые герои умирают, новые не появляются. Может, поэтому они приходят к нам? Моэтот это такой знак от мироздания?

   — А вы кто, простите? — спросил главный, глядя на парня в кепке.

   — Я вам Интернет починял, пока вы заседали, а потом как-то неловко было перебивать вас, — признался тот, поправив очки.

   — Вот, видите, — главный встал и указал пальцем. — Постороний на заседании СБ! Бардак! У нас в Кремле бардак, что говорить о стране? А виноват буду я, понимаете вы или нет? При любом раскладе. Мечтать мы перестали, видите ли... Уберите его отсюда, чего сидите?!

   Парня вывели через чёрный ход, три дня держали на тайной квартире, заставляя признаться, на спецслужбы какой страны он работает. А на третью ночь вывезли с мешком на голове, сняли наручники и оставили в сквере. Парень вздохнул полной грудью прохладу майского утра, посмотрел на гаснущие к утру звёзды. Как вдруг услышал за спиной:

   — Вот как ты думаешь, в чём сила, брат?

   

Павел Семененко © 2018


Обсудить на форуме


2004 — 2019 © Творческая Мастерская
Разработчик: Leng studio
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе об авторском праве и смежных правах. Любое использование материалов сайта, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.